Среда, 06 Май 2015 10:00

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИЙСКОГО КАЗАЧЕСТВА В ХХ ВЕКЕ

Оцените материал
(0 голосов)

Мациевский Герман Олегович, заместитель директора по научно-исследовательской работе, доцент кафедры гуманитарных и социальных дисциплин, кандидат исторических наук, доцент Старооскольский филиал Воронежского государственного университета,

г. Старый Оскол, Россия matsievski2004@mail. ru

 

Политическая история российского казачества в ХХ в. характеризуется широким событийным и смысловым многообразием и неоднозначностью. Пройдя ряд этапов своей эволюции, каждый из которых характеризовался своими особенностями и тенденциями, от «расказачивания», попыток созда­ния властью «советского казачества», до «растворения» в социокультурном пространстве России, казачество в конце ХХ в. подошло к этапу своего «воз­рождения». Рассмотрению этих этапов посвящена данная статья.

Ключевые слова: политическая история, казачество в ХХ в.; сословное расказачивание; этническое расказачивание; возрождение казачества.

THE BASIC STAGES OF POLITICAL HISTORY OF THE RUSSIAN COSSACKS IN ХХ-TH CENTURY

 

German Matsievsky, Research branch manager, The associate professor of the department of humanitarian and social disciplines,

PhD (History)

Stary Oskol branch of the Voronezh state university, Stary Oskol, Russia matsievski2004@mail. ru

 

 

The political history of the Russian Cossacks in XX-th century is characterized by wide variety and ambiguity. Having passed a number of stages of the evolution, each of which was characterized by the features and tendencies, from ((oppression of Cossacks», attempts of creation by the power «Soviet Cossacks», before "dissolu­tion " in social and cultural space of Russia, the Cossacks in the end ofXX-th century to a stage of "revival". Article is devoted consideration of the basic stages of politi­cal history of the Russian Cossacks in the XX-th century.

Keywords: political history; the Cossacks in the XX-th century; oppression of Cossacks; policy of suppressing Cossack ethnic identity; Cossacks revival.

 

 

Проблема эволюции истории казачества в последнее время вновь актуали­зировалась. Государство активно ищет наиболее приемлемые и адекватные со­временности формы диалога и взаимодействия с этим уникальным явлением культурно-исторической и социально-политической жизни российского обще­ства, вновь заявившем о себе в конце 1980-х гг. По оценкам экспертов [1], на начало 1990-х гг. в Российской Федерации насчитывалось около 5 млн. чело­век, считающих себя потомками казаков. По данным Всероссийской переписи населения 2002 г. свою национальность как «казаки» определило более 140 тыс. человек. Согласно Справки к «Концепции государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества» от 3 июля 2008 г., в Государственном реестре казачьих обществ России насчитывается более 740 тысяч казаков, объединившихся в 10 войсковых и 6 отдельных окружных казачьих обществ [2]. При этом проживают они не только на традиционных территориях исторического расселения казачьих войск, но и практически во всех регионах России.

Только за последний год на федеральном уровне было издано более де­сятка законов и подзаконных актов, регламентирующих деятельность казачьих обществ, среди которых: Проект Федерального Закона «О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной службе Российского казачества"», рассмотренный и одобренный Советом при Президенте РФ по делам казачест­ва 14.10.2009; Указ Президента РФ от 7 октября 2009 г. № 1124 «Об утвержде­нии Положения о порядке принятия гражданами Российской Федерации, яв­ляющимися членами казачьих обществ, обязательств по несению государст­венной или иной службы» и само «Положение...»; Постановление Правитель­ства РФ от 26 февраля 2010 г. № 93 «О видах государственной или иной служ­бы, к которой привлекаются члены хуторских, станичных, городских, район­ных (юртовых), окружных (отдельских) и войсковых казачьих обществ» и т.д.

31 мая 2010 г. в Русской Православной Церкви был учрежден Синодаль­ный комитет по взаимодействию с казачеством, председателем которого был назначен викарий Святейшего Патриарха, наместник Донского ставропигиаль-ного мужского монастыря Москвы, епископ Павлово-Посадский Кирилл.

Всё это говорит о том, что вопрос «возрождения казачества» вновь «стоит на повестке дня», а опыт эволюции развития политических отношений госу­дарства и казачества в ХХ в. продолжает оставаться актуальным и востребо­ванным как со стороны государства, так и казачества.

Тем не менее, история взаимоотношений государства и казачества в ХХ в. продолжает оставаться слабоизученной и в очень большой степени мифологи­зированной. Очень часто из уст современных политиков, государственных и общественных деятелей приходится слышать её упрощённые, а, зачастую, и ошибочные трактовки, сводящие всю историю казачества в этот период только лишь к «расказачиванию» и «возрождению». В этой связи достаточно показа­тельной является выдержка из выступления на Совете по делам казачества при администрации Президента РФ, который проходил в Новочеркасске 14 октяб­ря 2009 г., Патриарха Кирилла: «До революции казаки много потрудились во имя веры, царя и Отечества. В ХХ веке эта традиция была насильственно пре­рвана, и семь десятилетий казачество практически искоренялось в его перво­начальных формах и в его традиции. Но в конце прошлого века казачьи тради­ции пережили свое второе рождение.» [3].

В данной статье предполагается рассмотреть основные этапы истории по­литической жизни казачества в ХХ в.

 

 

От «этнического» и «сословному» расказачиванию

Вторая половина XIX - начало ХХ вв. характеризуются процессом капи­тализации страны. Традиционное общество, исчезающее как тип социальной организации, тем не менее, сохранялось в народной памяти в виде культурного архетипа. К началу ХХ в. стал постепенно вырисовываться новый образ «оци-вилизованного» казака, значительно отличавшийся от предшествовавшего об­раза «обрусевшего» казака, имевшего место в конце XVII - XVIII вв.

Процесс трансформации казачества в сословную структуру, протекавший в период расцвета имперской политики России, сыграл свою роль в торможе­нии процессов этнизации и к началу ХХ в. сформировал абсолютно уникаль­ный феномен общественно-политической и культурно-исторической жизни ­социосубэтническую общность, соединившую как черты военно-сословной ор­ганизации казачества, так и субэтнические его качества.

В результате февральско-мартовских событий 1917 г. в Петрограде мо­нархия в России пала. Вопреки опасениям многих казачество восприняло это достаточно сдержано. В казачьих частях на фронте и в тылу не произошло ни одного сколько-нибудь серьезного противодействия переменам или хотя бы осуждения случившегося.

Победа Октябрьской революции в Петрограде положила начало новой, очень сложной и противоречивой эпохе становления Советской власти и строительства социализма. Необходимо при этом отметить, что в большинстве регионов страны Советская власть была установлена преимущественно мир­ным путем. IIВсероссийский съезд Советов 26 октября 1917 г. опубликовал обращение к казакам, которое заканчивалось словами: «Да здравствует союз казаков с солдатами, рабочими и крестьянами всей России!».

На первом этапе Гражданской войны рядовое казачество высказалось за поддержку Советов. Более того, Съезд фронтового казачества, проходивший в начале 1918 г., принял самое активное участие в разгоне I Добровольческой армии. В связи с этим один из её организаторов, генерал М.В. Алексеев писал: «Идеи большевизма нашли приверженцев среди широкой массы казаков» [4].

31 мая 1918 г. В.И. Лениным был подписан Декрет Совнаркома «Об орга­низации управления казачьими областями». В нём говорилось о том, что каза­кам на равных правах с рабочими и крестьянами предоставляется право орга­низации Советской власти в форме войсковых, областных, районных, станич­ных и т.д. Советов казачьих, крестьянских и рабочих депутатов. Эти Советы получали представительство во ВЦИК. Декрет оговаривал способы решения земельного вопроса и вопрос о формировании казачьих частей Красной армии.

Тем не менее, к зиме 1918-1919 гг. пожаром Гражданской войны были ох­вачены практически все казачьи регионы. Изменение отношения казачества к

Советской власти во многом было связано с попытками насильственной моби­лизации казаков в Красную армию, расказачиванием и преступной политикой некоторой части большевистского правительства по отношению не только к казачеству, но и всем народам России.

Комиссия, образованная ВЦИК в конце 1919 г. для рассмотрения вопроса об организации управления казачьими областями, пришла к заключению, что меры, направленные на улучшение бытового и экономического положения на­селения казачьих областей, более содействуют восстановлению Советской власти и укреплению тыла, чем меры чисто военного подавления. В результате ЦК РКП(б) отменил протоколы и директивы «расказачивания».

1920-е гг. в истории нашего государства ознаменовались новым этапом борьбы за выбор его исторического пути. Альтернатива двухвариантного раз­вития страны, исторически и идеологически обоснованная и активно разви­ваемая еще в работах западников и славянофилов, приобрела новое звучание в рамках поиска путей строительства социализма и идеологическом противо­стоянии «интернационалистов» и «государственников».

Одновременно с этим и политика Советской власти по отношению к каза­честву в 1920-е гг. прошла ряд этапов, каждый из которых характеризуется своими особенностями.

29 января 1920 г. был опубликован декрет «О казачьем отделе ВЦИК». 20 февраля было принято решение «О дополнении Президиума ВЦИК представи­телем от трудового казачества». В феврале-марте прошелIВсероссийский съезд трудового казачества, принявший ряд важных рекомендаций, узаконен­ных Советским правительством: декреты об организации Советской власти в казачьих областях, о землеустройстве и землепользовании, об амнистии рядо­вых казаков и др. 25 марта Совнарком принял декрет «О строительстве Совет­ской власти в казачьих областях», учреждающий органы Советской власти, предусмотренные Конституцией РСФСР 1918 г. Областным исполнительным комитетам предоставлялось право создавать при Советах казачьи секции. По мнению А.Я. Перехова, декрет свидетельствовал о последовательности Совет­ской власти в деле развития сотрудничества с казачеством [5].

1921 г. ознаменовался резким изменением государственной политики. Ха­рактер решенийXсъезда РКП(б) позволяет предположить, что в политическом руководстве страны произошло изменение соотношения сил между «интерна­ционалистами» и «государственниками» в пользу первых. В начале 1921 г. был ликвидирован казачий отдел ВЦИК, а затем перестали существовать и казачьи секции областных ревкомов. В 1922 г. был введен Земельный Кодекс РСФСР, отменявший декрет «О землепользовании и землеустройстве в бывших казачь­их областях». Этими актами Советское государство фактически снимало «ка­зачий» вопрос с повестки дня, а казачьи проблемы становились частью аграр-но-крестьянских.

В то же время, 1920-е гг. некоторыми историками рассматриваются, за­частую, только лишь с точки зрения «расказачивания». ВInternet-энциклопедии «Википедия» даётся такая трактовка данного понятия: «Раска­зачивание - проводившиеся большевиками в ходе Гражданской войны массо­вый Красный террор и репрессии против казачества как социальной и куль­турной общности, сословия Российского государства. Организовано Оргбюро ЦК РКП(б) в 1919 году. В процессе расказачивания проводилась также рекви­зиция домашнего скота и сельскохозяйственных продуктов, переселение ино­городней бедноты на земли, ранее принадлежавшие казачеству в сочетании с действиями по формальной ликвидации казачества» [6].

Однако, чтобы говорить о расказачивании в эти годы, необходимо иметь ввиду следующее. Если под расказачиванием понимать государственную по­литику по торможению процесса этнизации (оформления казачества как само­стоятельной этнической группы), то такое «расказачивание» проводилось го­сударством на протяженииXVIII- первой половиныXIXвв. и имело целью встраивание казачества в сословную структуру Российской империи.

Процесс «сословного расказачивания» второй половиныXIX- начала ХХ вв. связан с кризисом сословного устройства государства, попыткой реформи­рования основного и самого многочисленного сословия - крестьянства - в хо­де реформ 1860-х - 1870-х гг. Кроме того, необходимо рассматривать расказа­чивание в этот период не только как социальную и политическую проблему, но и с точки зрения определения места и роли казачества в формирующемся индустриальном обществе.

С научной точки зрения «расказачивание» - это упразднение существен­ных черт казачества как военно-служивого сословия: отмена почти пожизнен­ной военной службы, наделения земельным паем за эту службу, отмена снаря­жения казака на службу за его счёт, отмена налоговых льгот казаку, уравнение его с крестьянством. В начале ХХ в. такое «расказачивание» объективно на­зрело. Генерал Деникин, один из лидеров белого движения на Юге России, в своей книге пишет, что после победы над большевиками намечалось упразд­нить казачье сословие, уравнять его с крестьянством. Среди казачьего населе­ния также начинало вызревать понимание необходимости этого преобразова­ния, о чём говорили решения ряда станиц на Кубани и на Дону, предлагавшие уравнять казаков с крестьянами. А в Сибирском казачьем войске в 1918 г. воз­никло целое течение «саморасказачивания», также считавшее нужным урав­нять казаков с крестьянами.

Кстати, «расказачивание» проводилось на Дону и Кубани в 1919 г. не только красными, но и белыми властями. Постановлением ряда станиц были исключены из казачьего сословия, «расказачены», те казаки, которые ушли с отступившими красными частями. Но в то же время проводилось и «оказачи-вание». Несколько десятков крестьян, отличившихся в борьбе против больше­виков, были приняты в казачье сословие - «оказачены».

В этой связи необходимо развести понятия «стратацид» (страта - соци­альный слой) или «десословизацию» с кровавым террором, который приме­нялся по отношению и к казачеству, и к крестьянству («раскрестьянивание»), и к российской интеллигенции как представителями «красного», так и «белого» движения.

 

 

«За советское казачество»

После смерти В.И. Ленина, в ходе вновь обострившейся внутрипартийной борьбы, баланс сил в партии и правительстве стал постепенно изменяться. Ориентация на возрождение сильной российской государственности с опорой на русское национальной чувство стала характеристикой новой эпохи. Стала изменяться и политика государства в отношении казачества. Октябрьский 1924 г. и Апрельский 1925 г. пленумы ЦК РКП(б) заложили новые основы государ­ственной политики в отношении казачества. Согласно постановлениям плену­ма ЦК ВКП(б) (апрель 1925), казачьи области начали получать от государства ссуды на восстановление сельского хозяйства.

В январе 1925 г. Президиумом ВЦИК РСФСР была объявлена амнистия в связи с созывом Первого краевого съезда Советов Северного Кавказа. Было за­явлено, что все рядовые казаки, вернувшиеся из эмиграции до 1 февраля 1925 г. подлежат амнистии и восстановлению в избирательных правах. Также пре­дусматривалась и возможность амнистии казачьих офицеров специальными комиссиями. По решению Апрельского пленума ЦК ВКП(б) амнистия распро­странялась на другие казачьи регионы. В марте 1926 г. амнистировались все казаки, рабочие, крестьяне и другие трудящиеся, ушедшие в годы Граждан­ской войны за границу и добровольно возвратившиеся до Первого краевого съезда советов Дальнего Востока. Более того, было принято решение об осво­бождении рядовых участников антисоветских выступлений. Постановлением

ВЦИК СССР от 2 ноября 1927 г. снимались с особого учёта бывшие офицеры и военные чиновники белых армий.

В апреле 1930 г. Северо-Кавказский крайком принял постановление «О работе среди казачьего населения Северного Кавказа», в котором было приня­то решение о наибольшем привлечении казаков в органы местного управления. В результате действия этого постановления в 1930-1931 гг. в казачьих регио­нах резко возросло количество казаков в Советах, а развернутая властями мас­совая политическая пропаганда и конкретные меры способствовали сближе­нию казаков с властью.

Если говорить о «расказачивании» в годы коллективизации, то необходи­мо иметь ввиду следующее. При проведении сплошной коллективизации к ка­зачеству применялись те же методы, что и к крестьянам. Фактически сплошная коллективизация в казачьих регионах началась ещё до постановления ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи госу­дарства колхозному строительству», а раскулачивание - до постановления ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 г. Различными методами административ­но-правового давления казаков вовлекали в колхозы. Однако, когда после зна­менитого письма И.В. Сталина «Головокружение от успехов» и принятия в марте 1930 г. Примерного устава сельскохозяйственной артели, провозгла­шавшего принцип только добровольного вхождения в колхоз, начались массо­вые выходы крестьян из колхозов, в ряде казачьих округов к середине июня

1930   г. в колхозах осталось более половины всех хозяйств (например, на Дону, в Шахтинском округе - 60,4%, в Донском - около 70% и т.д.), а к концу января

1931   г. на Дону в колхозах было уже 72,3%. По всему Северо-Кавказскому краю в 1931 г. посевы коллективных и государственных хозяйств составляли 88% всей посевной площади. При этом, по мнению А.П. Скорика, «...казаки не выступали единым фронтом ни «за», ни «против» коллективизации, что объяс­нялось социальной неоднородностью казачьих сообществ, репрессиями и аги­тационно-пропагандистскими мерами. В составе казачества наличествовали относительно немногочисленные полярные группы убежденных противников и сторонников советского устройства (и, в том числе, колхозной системы). Но основная масса казаков вынужденно поддержала колхозы, постепенно сми­рившись с ними» [7].

5 декабря 1935 г. в «Правде» вышла статья секретаря Северо-Кавказского крайкома Б.П. Шеболдаева «Казачество в колхозах», в которой сообщалось об участии казачества в колхозном строительстве. Краевые власти стали готовить проведение слёта казачества и праздника дружбы народов. В апреле 1936 г. постановлением ЦИК СССР снимаются все ограничения в отношении воин­ской службы казаков, а приказом Наркома обороны СССР К.Е. Ворошилова формируются казачьи дивизии, а затем казачий кавалерийский корпус из ку­банских, донских и терских казаков.

В феврале 1936 г. официально стартовала компания «за советское казаче­ство», одним из участников которой, вероятно, являлся М.А. Шолохов, ориен­тированная на использование военно-патриотического и экономического по­тенциала казачества в колхозном строительстве и укреплении обороноспособ­ности государства. И хотя компания «за советское казачество» не была ориен­тирована на восстановление казачьих сообществ в их традиционном обличье, однако, имела явную направленность на конструирование «советского» каза­чества как особой группы колхозного крестьянства, что означало готовность государства сохранить казачество как «субэтнокультурную» группу русского народа.

В 1936-1937 гг. создаются самодеятельные казачьи хоры в станицах и ху­торах, начинает свою деятельность Кубанский казачий хор. В одном из дово­енных советских учебников говорилось: «История казачества... тесно и нераз­рывно связана с историей русского народа и русского государства».

В годы Великой Отечественной войны казачьи части принимали участие в приграничных сражениях, битвах за Москву, Сталинград, обороне Ленинграда, а затем освобождении территории нашей страны, а также Венгрии, Польши, Чехословакии, Румынии от фашистских войск. При этом в Красной Армии не существовало исключительно казачьих по своему составу воинских формиро­ваний. Казаки воевали в мотострелковых, артиллерийских, танковых и других соединениях. Однако еще до войны начали создаваться территориальные кава­лерийские части, которые комплектовались и дислоцировались только в ка­зачьих регионах, а казаки составляли в них 60-85% от личного состава. К на­чалу войны в РККА имелись 13 кавдивизий, половина из которых дислоциро­валась во внутренних округах.

Шесть кавдивизий в составе 2-го, 5-го и 6-го казачьих кавкорпусов начали боевые действия 22-24 июня 1941 г. Учитывая, что бронетанковые войска по­несли тяжелые потери в первые дни войны, командование уже летом 1941 г. приступило к развертыванию новых кавкорпусов легкого типа (без артиллерии и танковых полков). К концу года было сформировано 82 кавдивизии, 33 из них в Северо-Кавказском военном округе из казаков Дона, Кубани и Терека. Более 10 кавдивизий было укомплектовано уральскими и оренбургскими каза­ками. Сибирские, забайкальские, амурские и уссурийские казаки участвовали в формировании 7 кавалерийских дивизий. В битве за Москву принимало уча­стие 32 кавдивизии, из них 18 были сформированы в казачьих регионах.

Все казачьи кавкорпуса и кавдивизии, почти все кавполки за годы войны были награждены орденами, причем 6 кавдивизий и 15 кавполков награждены тремя и более орденами. 19 кавдивизиям и 29 кавполкам присвоены почетные наименования за освобождение городов [8].

В первые послевоенные годы казаки продолжали призываться на службу в Красную Армию. Возрождалась старая традиция, когда новобранцы шли на призыв только в казачьи части. За многими частями были закреплены целые казачьи станицы.

 

 

От«homo soveticus»к «растворению казачества»

С 1953 г. начинается реформа Вооруженных Сил СССР. Кавалерийские части признаются бесперспективным родом войск, расформировываются и ка­зачьи корпуса. Новобранцы, по разнарядке готовившиеся для службы в этих корпусах, направляются для прохождения службы в мотострелковые и другие части. С этих пор казачество постепенно превращается в колхозное крестьян­ство, и к 1960-м гг. само упоминание о нем встречается только в историческом плане.

1950-е - начало 1960-х гг. в истории нашего Отечества ознаменовались попытками проведения модернизации с ориентацией на западный опыт («дог­нать и перегнать Америку...»), что проявилось в отходе от идей «консерватив­ной модернизации» («модернизация в обход модернити») и усилившейся со­циально-демографической трансформацией советского общества. Руководство государства и партии взяло курс на политику всеобщей стандартизации и реа­лизацию идеи «воспитания человека коммунистического общества», «создания нового советского человека», некоегоhomo soveticus.В 1960-е гг. широко­масштабный характер приобрело такое явление как массовая ликвидация «не­перспективных» деревень, выселение оттуда жителей в более крупные насе­ленные пункты, сокращение числа колхозов, реорганизация их в совхозы, что привело к формированию «чувства временности» пребывания на земле.

Приведенные выше факты говорят о том, что государство продолжало свою политику двойственности по отношению к казачеству: с одной стороны, упразднив казачью сословность и все связанные с ним внутренние и внешние институты, а с другой стороны, признавало его существование, пусть и в каче­стве «советского». В этой связи, видимо, можно согласиться с П.Г. Чернопиц­ким, что «власть, проводя классовую политику, использовала и поддерживала те черты в казачестве, которые, по мнению политического руководства ...служили интересам советской власти. Это были те черты, которые некото­рые авторы считают чертами казачьего этноса. Они сохраняли в какой-то мере дух казачества» [9].

Процессу «растворения казачества» (С.А. Кислицын) способствовали так же «массовые миграции населения и отсутствие государственной политики в отношении казачества. Партийно-государственная коммунистическая элита рассматривала казачество как музейно-этнографическую архаичную особен­ность региона, не имеющую социально-политического значения» [10].

Тем не менее, традиционная политическая субкультура казачества, как часть советской политической культуры, пусть даже и в латентном состоянии, продолжала существовать.

 

 

Возрождение политической жизни российского казачества

Перестройка и роспуск СССР, слом существовавшей политико-идеологической «тоталитарной» системы, модернизация сознания под влияни­ем обрушившегося потока «общечеловеческих ценностей» - все это наложило отпечаток на сознание современного казачества в такой степени, что позволи­ло некоторым исследователям говорить о том, что о непосредственно «казачь­ем менталитете можно говорить с большой долей условности.» [11].

«Перестройка» общественной жизни, начавшаяся во второй половине 1980-х гг., подтолкнула многих людей к поиску незыблемых идеалов, вечных истин и твердой мировоззренческой базы, что должно было во времена эконо­мической и социально-политической смуты, порожденной идеологическим хаосом, помочь не потерять смысл жизни, определить свои духовно-нравственные ориентиры, выработать конструктивное отношение к происхо­дящему, просто выжить. В связи с этим обращение к культурным традициям, национальному самосознанию и исторической памяти было вполне естествен­ным процессом, но, иногда, принимало деструктивные формы в виде локаль­ных этнополитических конфликтов. Как замечают исследователи, возрождение казачества происходило не только «снизу», но и достаточно активно стимули­ровалось «сверху». Стимулирование возрождения казачества носило как пря­мой, непосредственный, так и косвенный характер.

По мнению А.И. Козлова, именно «КПСС, ощутив под собой колебание почвы, ухватилось за казачество, как за последнюю соломинку. Были пред­приняты лихорадочные меры по его реанимации как военной силы.» [12]. Е.И. Котикова пишет, что первоначально казачество «возрождалось» именно «сверху» - силами госструктур, КПСС и т.д. и только «на втором, «постпут-чевском» этапе, уже не «сверху», а «снизу» казачество начинает естественным образом самоорганизовываться, стремясь играть своеобразную роль в соци­ально-экономической и геополитической ситуации в России» [13]. С. Донцов считает, что власти, «имея одну цель - возглавлять казачье движение, сами то­го не желая, вызвали пробуждение исторического самосознания у массы лю­дей, относящих себя к "потомкам казаков"» [14].

В немалой степени политическую активность казачества стимулировал Указ Президента СССР М.С. Горбачева от 13 августа 1990 г., в котором были признаны незаконными, противоречащими основным гражданским и социаль­но-экономическим правам человека репрессии, проводившиеся в отношении крестьян в 20-50-х гг. ХХ в.

Новым импульсом активизации политической жизни казачества стало принятие Закона РСФСР № 1107-1 «О реабилитации репрессированных наро­дов» от 26 апреля 1991 г., который провозглашал отмену всех незаконных ак­тов, принятых в отношении всех репрессированных народов и «иных истори­чески сложившихся культурно-этнических общностей людей, например, каза­чества» и определял механизм их реабилитации. В этот же день было принято постановление ВС РСФСР № 1108-1 «О порядке введения в действие закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».

Роспуск СССР и обострение этнополитической обстановки, в особенности на Юге России, во многом предопределили характер дальнейшего развития движения. Появляются политические заявления казачества о необходимости защиты русскоязычного населения Северного Кавказа, о сохранении единства России, о желании активно влиять на государственную политику путем уча­стия в представительных органах власти и т.д. Проблема несения организован­ной воинской службы казаками всё чаще обсуждается в высших органах вла­сти.

1992 год стал временем противостояния высших ветвей власти страны. Противоборство шло между исполнительной и законодательной властью, каж­дая из которых стремилась заручиться поддержкой большего числа населения. Это, несомненно, активизировало деятельность руководства государства по формированию пакета нормативных документов в отношении казачества, ко­торое можно было бы использовать как реальную политическую силу.

В этой обстановке 15 июня выходит Указ Президента РФ № 632 «О мерах по реализации Закона РФ "О реабилитации репрессированных народов" в от­ношении казачества», а 26 июня Закон РФ № 3130-1 «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О реабилитации жертв политических репрессий"». 16 июля Верховный Совет РФ принимает постановление № 3321-1 «О реабилита­ции казачества».

Появление этих государственных актов во многом сняло напряженность в казачьих регионах. Местная администрация получила начальную законода­тельную базу для взаимодействия с казачьим движением. Начинается более тесное сотрудничество казачества и власти.

15 марта 1993 г. был издан Указ Президента РФ № 341 «О реформирова­нии военных структур в Северо-Кавказском регионе и о государственной под­держке казачества», что сразу вызвало широкий резонанс в казачьих общест­вах. В этот же день при участии Союза казачьих войск России (СКВР) в Моск­ве образуется Штаб Демократических сил России (22 марта переименован в Общественный комитет демократических организаций России - ОКДОР).

К лету 1993 г. закончился этап борьбы казачества за свое признание. Го­сударственная власть практически на всех уровнях приступила к решению ка­зачьей проблемы, осознавая её реальность. 22 апреля 1994 г. было принято по­становление Правительства РФ № 355 «О концепции государственной полити­ки по отношению к казачеству».

Поворотным документом, реализующим концепцию государственной по­литики по отношению к казачеству, и логическим продолжением Указа Прези­дента РФ от 15 июня 1992 г. № 632 явился Указ Президента РФ от 9 августа 1995 г. № 835 «О государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации» [15], утвердивший «Временное положение о государственном реестре казачьих обществ в Российской Федерации». Согласно Указу были разграничены казачьи общества, взявшие на себя обязанности государствен­ной службы и подлежащие регистрации в Министерстве по делам националь­ностей и региональной политике, и казачьи общества, действующие на осно­вании Закона РФ «Об общественных объединениях» и регистрирующиеся ор­ганами юстиции. Данное положение окончательно закрепляло за «реестро­вым» казачеством статус государственной структуры. П.4. «Временного поло­жения» подтверждал ранее заявленный тезис о неэтническом характере ка­зачьего движения тем, что определял казачье общество как «объединение гра­ждан Российской Федерации, относящих себя к прямым потомкам казаков или добровольно вступивших в казачьи общества и выразивших желание нести го­сударственную службу.» [15].

16 апреля 1996 г. Президентом РФ был принят целый пакет документов, регламентирующих деятельность казачьих обществ в логике Указа Президента

РФ от 9 августа 1995 г. «О государственном реестре казачьих обществ в Рос­сийской Федерации».

Таким образом, к началу 1996 г. деятельность Президента РФ и органов исполнительной власти страны в лице Правительства РФ в вопросах государ­ственного урегулирования развития структур казачьих организаций и консти-туирования их политических требований приобрела черты целенаправленного возрождения казачества в качестве «неосословия», предназначенного нести го­сударственную или связанную с ней службу.

В январе 1996 г. Б. Ельцин подписывает Указ № 67 «О Главном управле­нии казачьих войск при Президенте Российской Федерации». Целью деятель­ности данного Управления должно было стать установление тесных контактов и взаимопонимания между президентскими структурами и казачьими объеди­нениями. Указом от 1 апреля 1996 г. № 462 начальником Главного управления казачьих войск при Президенте РФ (ГУКВ) назначается А.П. Семёнов. Про­фессиональный военный, А. Семёнов смог обеспечить привлечение казаков к охране государственной границы и к службе в армейских частях.

Согласно Устава Волжского войскового казачьего общества, утверждён­ного Указом Президента РФ, который, фактически стал типовым уставом вой­сковых казачьих обществ, основной целью казачьих войск объявлялось «объе­динение граждан Российской Федерации, взявших на себя обязательства по несению государственной и иной службы.» [16]. И хотя среди основных за­дач, ставящихся перед казачьими войсками, есть заявление о необходимости «культурного, духовного и нравственного воспитания казаков, сохранения и развития казачьих традиций и обычаев, проведения мероприятий по военно-патриотическому воспитанию молодежи» [16], возрастной ценз и акцент на необходимость брать «на себя обязательства по несению государственной и иной службы», чтобы стать казаком, достаточно явно свидетельствуют о том, что казачество потеряло своеобразность своего политического лица и воспри­нималось властью только как часть госструктуры с уникальным социальным составом, особыми правами и обязанностями.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 1999 г. № 839 «О Федеральной целевой программе государственной поддержки ка­зачьих обществ на 1999 - 2001 годы» окончательно определялся статус казаче­ства: «возрождение казачества и его становление должно осуществляться и уже осуществляется через восстановление государственного статуса казачест­ва, и от формы, способов и видов его государственной поддержки зависит вос­создание традиционной для России государственной службы казачества» [17]. В ходе реализации Программы к 2001 г. планировалось выйти на такой этап становления российского казачества, который бы характеризовался «сочетани­ем постоянного несения государственной службы с экономической и хозяйст­венной деятельностью» [17]. Ожидалось, что конечным результатом реализа­ции Программы станет привлечение к концу 2001 г. к «выполнению в интере­сах государства обязательств по несению государственной и иной службы не менее 180 тыс. граждан Российской Федерации, являющихся членами казачьих обществ», придание движению за возрождение российского казачества «целе­направленного организованного характера» и «стабилизация социально-экономического положения и межнациональных отношений в отдельных ре­гионах Российской Федерации» [17].

 

 

***

Таким образом, периодизацию истории взаимоотношений государства и казачества в ХХ в., в самом общем виде, можно было бы рассматривать так:

Этап «сословного расказачивания» охватывает временные границы с кон­ца XIX в. по первую половину 1920-х гг. и характерен как для политики цар­ской, так и советской власти. К концу XIX в. государство однозначно воспри­нимало казачество только лишь как сословную военизированную структуру. В то же время сословная организация общества объективно мешала динамично­му развитию страны.

Советская власть Декретом ВЦИК и СНК «Об уничтожении сословий и гражданских чинов» от 11[24] ноября 1917 г. подтвердило курс на «десослови-зацию» российского общества, начавшийся во второй половинеXIXв.

Этап «советского казачества» начинается со второй половины 1920-х гг. и связан со стремлением советской власти использовать военно-экономический и гражданско-патриотический потенциал казачества в деле «консервативной модернизации» социалистической экономики и укреплении обороноспособно­сти государства.

Советское казачество участвует в колхозном строительстве, работе Сове­тов различных уровней. Воссоздаются территориальные казачьи части, а с се­редины 1930-х гг. с казачества снимаются все ограничения на прохождение военной службы, начинается формирование кавалерийских дивизий.

В годы Великой Отечественной войны казачьи воинские формирования внесли свой вклад в победу над фашизмом. После войны казаки активно уча­ствовали в восстановлении разрушенного народного хозяйства. Образ форми­руемого и поддерживаемого властью советского казачества наиболее полно и ярко был воплощён в фильме режиссёра И. Пырьева «Кубанские казаки», сня­том на центральной киностудии страны «Мосфильм» в 1949 г.

Этап «растворения казачества» и латентного существования казачьей культуры продлился со второй половины 1950-х гг. по конец 1980-х гг. Про­цессу «растворения казачества» способствовали массовые миграции населения и отсутствие государственной политики в отношении казачества. Партийно-государственная элита рассматривала казачество как музейно-этнографическую архаичную особенность региона, не имеющую социально-политического значения.

Этап возрождения политической жизни казачества, начавшийся в конце 1980-х гг., связан с вхождением российской исторической системы в бифурка­ционное состояние, спровоцированное модернизационными процессами в стране. Возрождение казачества шло как «сверху», со стороны государствен­ного аппарата, заинтересованного сначала использовать политическую актив­ность казаков в реформировании советской системы, а затем и контролировать его, а также «снизу», со стороны самих казаков, которые в эпоху идеологиче­ского, политического и социально-экономического безвременья нашли в «воз­рождении» твёрдую опору для дальнейшей жизни.

 

 

Литература

1.            Казаки России. Прошлое, настоящее будущее. - М., 1992. -C.105.

2.            См.:http://www.kremlin.ru/text/docs/2008/07/203447.shtml(дата обра­щения 10.07.2011).

3.            См.:    http://kazak-center.ru/news/2009-10-15-170    (дата обращения

10.07.2011).

4.            Берлизов А.Е. Дорога чести. Избранные произведения. - Краснодар: Советская Кубань, 1995. - С. 366.

5.            Перехов А.Я. Первый Всероссийский съезд трудового казачества и его роль в закреплении перехода казачьих масс на сторону советской власти // Гражданская война на юге республики. - Новочеркасск, 1989. - С. 45-47.

6.            См.: http://ru.wikipedia.org/wiki/Расказачивание#cite_note-magnerlengrad-1(дата обращения 28.06.2011).

7.            Скорик А.П. Казачество Юга России в 30-е годы ХХ века: историче­ские коллизии и опыт преобразований. Автореферат диссер. ...доктора ист. наук. - Ставрополь, 2009. - С. 8.

8.            Воскобойников Г.Л., Ханджапов С.Б. Кавалеристы в боях за Родину. - Улан-Удэ, 1990. - С. 246.

9.           Чернопицкий П.Г. К вопросу о возрождении казачества // Возрожде­ние казачества: история и современность. Материалы V Всероссийской (меж­дународной) научной конференции: Сборник научных статей. - Новочеркасск, 1994. - С. 13.

10.       Кислицын С.А. Государство и казачество: сотрудничество и конфрон­тация // Проблемы казачьего возрождения. Сборник научных статей. - Ростов-н/Дону: НМЦ «Логос», 1996. Ч.1. - С. 17-18.

11.       Кожанов А.П. О возрождении казачества // Возрождение казачества (история, современность, перспективы): Тезисы докладов, сообщений, выступ­лений наVМеждународной (Всероссийской) научной конференции / Отв. ред. А.И. Козлов. - Ростов-н/Дону: НМЦ «Логос», 1995. - С. 11-12.

12.       Козлов А.И. Проблемы казачьего возрождения // Возрождение каза­чества (История, современность, перспективы): Тезисы докладов, сообщений, выступлений наVМеждународной (Всероссийской) научной конференции. -Ростов-н/Дону: Логос, 1995. - С. 4.

13.       Котикова Е.И. Социально-философские проблемы возрождения каза­чества: Дис. .   канд. филос. наук. - Ставрополь, 1997. - С. 36.

14.       Донцов С. Казачество в постсоветской России // Возрождение казаче­ства: надежды и опасения. - М.: Московский Центр Карнеги, 1998. - С. 65.

15.       СЗ РФ. - 1995. - № 33. - Ст. 3359.

16.       СЗ РФ. - 1996. - №26. - Ст. 3114.

17.       СЗ РФ. - 1999. - №30. - Ст. 3788.

 

Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 03 — ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
  • ВАК РФ: 07.00.00
  • УДK: 93/94

Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/osnovnye-etapy-politicheskoy-istorii-rossiyskogo-kazachestva-v-hh-veke#ixzz3ZKCs5nsE

Дополнительная информация

  • Журнал: Современные исследования социальных проблем
  • Выпуск: № 3 / том 7 / 2011
  • ГРНТИ: 03 — ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
  • ВАК РФ: 07.00.00
  • УДK: 93/94
  • Ключевые слова: ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ , КАЗАЧЕСТВО В ХХ В. , СОСЛОВНОЕ РАСКАЗАЧИВАНИЕ , ЭТНИЧЕСКОЕ РАСКАЗАЧИВАНИЕ , ВОЗРОЖДЕНИЕ КАЗАЧЕСТВА , POLITICAL HISTORY , THE COSSACKS IN THE XX-TH CENTURY , OPPRESSION OF COSSACKS , POLICY OF SUPPRESSING COSSACK ETHNIC IDENTITY , COSSACKS REVIVAL
  • Аннотация научной статьи: Политическая история российского казачества в ХХ в. характеризуется широким событийным и смысловым многообразием и неоднозначностью. Пройдя ряд этапов своей эволюции, каждый из которых характеризовался своими особенностями и тенденциями, от «расказачивания», попыток создания властью «советского казачества», до «растворения» в социокультурном пространстве России, казачество в конце ХХ в. подошло к этапу своего «возрождения». Рассмотрению этих этапов посвящена данная статья.
  • Annotation of scientific paper: 2011 year, VAK speciality — 07.00.00, author — MATSIEVSKIY GERMAN OLEGOVICH The political history of the Russian Cossacks in XX-th century is characterized by wide variety and ambiguity. Having passed a number of stages of the evolution, each of which was characterized by the features and tendencies, from «oppression of Cossacks», attempts of creation by the power «Soviet Cossacks», before "dissolution" in social and cultural space of Russia, the Cossacks in the end of XX-th century to a stage of "revival". Article is devoted consideration of the basic stages of political history of the Russian Cossacks in the XX-th century.
  • Научная статья по специальности:: "ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ" из научного журнала "Современные исследования социальных проблем", МАЦИЕВСКИЙ ГЕРМАН ОЛЕГОВИЧ
  • Год: 2011
  • Том: 7
Прочитано 6388 раз