Среда, 06 Май 2015 16:38

Из истории костюма линейного казачества (черкесска)

Оцените материал
(0 голосов)

УДК 391(2) 
ББК 63.521(=411) 
Ц 18 
Комплекс одежды казаков, содержащих кордоны на Кавказской Линии времен Екатерины II был, максимально приближен к народной и состоял из верхнего суконного кафтана с прорехами под пазухой, подпоясанным цветным кушаком, суконного полукафтана, суконных широких шаровар, заправленных в короткие сапоги, шапки из серой смушки с суконным верхом 
[1]. Однако специфика службы на Кавказе способствовала быстрому заимствованию казаками черкесских одежд и вооружения. Вот что писал И. Д. Попко о линейных казаках в 1858 г.: «Взяв у черкеса вооружение, одежду, седловку и посадку, вместе с тем он усвоил себе живость и удаль своего противника. Много значит, если казак любит свою одежду и вооружение, а линеец их любит. И кто не знает, что с одеждой и ухватками переходят дух и нравы?». «Применяясь к местным обстоятельствам, - писал далее он, - так важным в военном деле, старинные казаки, народ православный, не без достаточных причин принимали одежду, вооружение» и даже обличием старались быть похожими на своих соседей-горцев [2]. 
Одним из самых распространенных предметов верхней одежды кавказских казаков, заимствованной у горцев, судя по архивным документам« был так называемый чекмень. По определению авторов иллюстрированной энциклопедии русского традиционного костюма, чекмень 
- это верхняя мужская одежда из черного или коричневого сукна домашней выработки длиною до середины голени с длинными рукавами. В области груди чекмень туго обтягивал фигуру, книзу был «раструбистый» (широкий) за счет сборок или клиньев, лежащих мягкими складками. Были чекмени распашные без застежки, подпоясанные широким кушаком« и чекмени, застегивающиеся на крючки или кожаные пуговицы с навесными кожаными 
петлями [3]. Подобное верхнее мужское изделие с длинными широкими рукавами, изготовленное, чаще всего, из домотканого сукна естественных цветов шерсти (бурый, черный, серый, белый), плотно облегающее фигуру в области груди и талии, а от линии талии книзу расширенное, без воротника с открытой грудью и с застежкой на несколько пуговиц и петель из шнура, называлось кабардинцами и черкесами - цей, адыгейцами - цый, карачаевцами и балкарцами - чепкен [4]. Исследователи «Кубанских станиц» считают, что слово «чекмень» линейные казаки позаимствовали у горцев для обозначения своих кафтанов [5]. По данным Студенецкой Е. Н., эту одежду горцев русские назвали «черкесской», впервые увидев ее на черкесах [6]. 
Однако само изделие это известно было русским еще задолго до колонизации Кавказа. К моменту заключения дипломатических отношений между Россией и Кабардой в Москве на русской службе находилось довольно много адыгов. Важен тот факт, что всем адыгам, находящимся на военной службе у русского царя, было разрешено оставаться в своей традиционной одежде. Имеются также данные, относящиеся к XVI - XVII векам об армянах и татарах, «кои по малому числу привозят для продажи казакам серые черкесские чекмени» [7]. В документе от 7 мая 1817 г., впервые регламентирующем униформу для кавказских казаков, Высочайшим повелением присвоен был «рядовым казакам - верхний кафтан или чекмень черкесского покроя из темно-синего сукна, отороченный по краям черною шерстяной тесьмой в полпальца ширины, и обшитый снаружи ее красным шнуром; воротник и обшлага из черного сукна, с красною суконною же выпушкою; на груди кафтана мишенные места для 16 - ти пистолетных патронов» [8]. В 1828 г. командующий войсками на Кавказской Линии генерал Емануель установил всем казачьим полкам на Линии однообразное обмундирование, вооружение и снаряжение «черкесского образца» [9]. Окончательно форма черкесского образца была закреплена в Кавказском Линейном казачьем войске законодательным актом от 16 января 1831 года [10]. 
К слову сказать, популярность формы «черкесского образца» в это время была велика настолько, что даже армейские солдаты и офицеры повсеместно носили наряду с фуражками и сюртуками папахи и черкески 
[11]. В обмундировании линейных казаков 1831 г. прослеживалась стремление начальства к детальной регламентации, которая была характерна для русской армии Николая I [12]. Все полки на Кавказской Линии должны были иметь регламентированную униформу: мундир - полукафтан (чекмень черкесский) регламентированного цвета азиатского покроя без воротника и обшлагов, длиною на 2 вершка ниже колен, с напатронниками на линии груди по обеим полам, с застежкой на крючки от патронников до пояса [13]. Для полуформы и походов полагался чекмень, называемый в быту «кафтан вседневный» [14]. А в выписке из приказа Кавказской Армии 1859 г. уже значится, что офицерам и нижним чинам будущего Кубанского казачьего войска положено иметь два верхних плечевых предмета обмундирования -мундир (парадный полукафтан (чекмень)) темно-синего сукна с плечевыми 
красными погонами и «с просечным на желтом сукне номером присвоенном каждому полку» и черкеску «одного покроя с мундиром без всякой галунной обшивки» с одними только плечевыми погонами [15]. 
Проведя аналогию между чекменем, верхней одеждой русских и черкеской - одеждой горцев, правомерно и уместно называть «черкеску» черкесским чекменем, как обозначено выше. Видимо, со временем, прилагательное «черкесский» было утрачено и для обозначения данного предмета одежды горцев, а впоследствии и линейных казаков, до появления термина «черкеска», до определенного времени, бытовал термин «чекмень». Из статьи В.П.Громова: «Казаки обменивали у горцев на соль и рыбу арбы, бурки, чекмени, лошадей и т.д.» [16]. Документы ГАКК за 1863 г. подтверждают выше сказанное; в сведениях о проведенных ярмарках в станицах 5-й бригады ККВ, из предметов одежды обозначены только бурки и чекмени [17]. В литературном источнике 1883 года указано - чекмень (черкеска), пояснение заключено в скобку, а в источнике за 1913 год, наоборот - черкеска (чекмень) [18]. Из «Кубанского сборника» за 1913 год: «Костюм мужчин казаков: черкеска (чекмень) из серого или черного фабричного сукна с газырями» [19]. 7 ноября 1861 г. Александр II «Высочайше повелевать соизволил: в Кубанском и Терском казачьих войсках, с их артиллериею, верхнюю одежду называть не «мундиром», как сказано в описаниях, приложенном при приказе бывшего военного министерства от 18 мая 1859 г., а «черкесками» [20]. Однако в документе № 330 1903 г. все еще значится мундир, а слово «черкеска» заключено в 
скобки, а именно, «мундир (черкеска)» [21]. В чем же, все-таки, различие между мундиром (черкеской) и черкесским чекменем (черкеской) - одеждой горцев? 
Черкеска (черкесский чекмень) горца, являясь верхним плечевым изделием, не имела подкладки, и утепляющего нижележащего слоя при надевании чекменя на фигуру не предполагалось, поскольку «щегольством считалось, если черкеска была хорошо сшита и сидела, как влитая». Черкеска горца была удобна для верховой езды, она не сковывала движений при ходьбе, лазании по скалам и горам, для чего боковые швы оставались в ней незашитыми на расстоянии 10 - 12 см. от низа изделия; по той же причине черкеска была длиною чуть ниже колен [22]. Относительно длины черкесского чекменя есть и другое мнение - носящий ее воин краем одежды чистил оружие, а затем отрывал часть подола [23]. Л. Н. Толстой в «Кавказской повести», написанной им в 1852 г., также подчеркнул эту особенность. Характеризуя одного из ее героев, он писал: «Широкая черкеска была кое - где порвана, шапка была заломлена назад по - чеченски, ноговицы спущены ниже колен. Одежда его была небогатая, но она сидела на нем с тою особою казацкою щеголеватостью, которая состоит в подражании чеченским джигитам. На настоящем джигите все всегда широко, оборвано, небрежно; одно оружие богато. Но надето, подпоясано и пригнано это оборванное платье и оружие одним известным ему образом, 
который дается не каждому и который сразу бросается в глаза казаку или горцу» [24]. 
Как было обозначено выше, в форму обмундирования казаков входило два верхних плечевых изделия: мундир - черкеска (парадный полукафтан (чекмень)) и партикулярная черкеска (кафтан вседневный). Партикулярную черкеску дозволяется носить в границах войска на службе кордонной и во временных походах и экспедициях, на службе же внутренней и при выходе за пределы войска, полагалось всегда носить мундир [25]. Мундир (черкеска) соответствовал функциям, которыми должны обладать мундиры армейские, а именно: быть практичным и удобным, обеспечивать солдату не только свободу движения, но и тепло, а главное - все изменения и нововведения в нем строго регламентировались. Справочник 1853 г. для офицеров русской армии дает описание офицерского мундира линейных полков - они без стоячего воротника, спереди горловина углублена на 4,5 вершка и застегивается на крючки с запахом правой полы на левую, длина мундира на 0,5 вершка ниже колен, а объем понизу составляет 4 вершка, длина рукава несколько ниже первого сустава большого пальца, подкладка из стамеда по цвету мундира [26]. 
Еще во времена Павла I солдатские и офицерские мундиры имели на лифе тесемочные стяжки, позволяющие в зимнее время надеть под мундир овчинную безрукавку или меховой жилет [27]. Лиф мундира - черкески, на примере обследованных экспонатов, дублирован подкладкой и, как павловские мундиры, имеет тесемочные стяжки, позволяющие в зимнее время надеть под мундир, назначенный описанием формы обмундирования и снаряжения казаков, овчинный полушубок. К примеру, командир только что сформированного Лабинского полка ротмистр Волков 30 апреля 1842 года предписывал своим казакам черкески иметь просторные, чтобы можно было одеть их на полушубки [28]. Современники отмечали, что без полушубка мундир (черкеска) «мешковато» сидел на фигуре. «Черкеска, сшитая впору на полушубок, а потом одетая на холодный бешмет, не черкеска, а какая-то хламида, - отмечалось в 1-й Кубанской казачьей батарее» [29]. В связи с чем, в 1885 г. приказом по военному ведомству № 199, казакам предоставлялось право вместо полушубка иметь ватный бешмет. 
И только в 1898 г. ситуация несколько изменилась. Из отзыва Войскового Штаба Кубанского казачьего войска от 31 октября 1898 г., № 3060: «В виду того, что мундир в военное время не берется в поход, при выкомандировании казаков в Кубанском войске в действующие строевые части, разрешено не требовать пригонки мундиров на полушубки» [30]. В результате чего, вероятно, и появились новые варианты черкесок. Из приказа по военному ведомстве № 330 за 1903 г.: «В зимнее время по борту верхней части мундира (черкески) допускается иметь оторочку из черного курпея» 
[31]. 
Помимо этого в холодное время года казаки стали носить так называемые «бекирки». «Бекирка» представляла собой черкеску на меху с закрытой грудью, высоким меховым воротником и такой же меховой 
полосой от воротника до пояса. Впервые такие черкески появились в сотне юнкеров Николаевского кавалерийского училища; на Кавказ они были завезены бывшим юнкером этого училища терским казаком Бекиром Тургиевым [32.]. На полах «бекирки» в области груди нашивались напотронники. Помимо «бекирки» в фотодокументах стречаются черкески с высоким меховым воротником - стойкой и такой же меховой отделочной полосой, расположенной по переду изделия от линии втачивания воротника до линии талии, но вместо напатронников по обеим полам такой черкески в располагались накладные карманы. По свидетельству информаторов такие черкески были защитного цвета и использовались в холодное время года; утепляющим слоем им служила подкладка, стеганная на вате [33]. О популярности данного вида одежды может свидетельствовать тот факт, что на фотографии 1930 г., хранящейся в ГАКК, команда Кубанских джигитов под началом казака Даниила Пьянова из новолинейной станицы Упорной, работающих в Америке, запечатлена не в традиционных черкесках с открытой грудью, а в чекменях, длиною до линии коленей, с закрытой грудью и воротником - стойкой, отороченной мехом. Свидетельства информаторов подтверждаются сведения Б. А. Калоева, который отмечал, что в начале первой мировой войны в казачьих войсках был введен новый тип одежды, отличавшийся от черкески наличием воротника и карманов вместо газырей, которые получили название «бечераховка» [34]. 
Длина мундиров (черкесок) также строго регламентировалась, однако, учитывались и модные веяния. Если по описанию 1853 г. длина полукафтана (мундира) рекомендовалась на 0,5 вершка ниже колена, то в описании 1859 г. 
- на 2 вершка ниже колена, а в приказе Военного ведомства 1903 г. за № 330 значится: «мундир (черкеска) черного фабричного сукна черкесского покроя, длиною не короче семи вершков от земли» [35]. Со временем длина черкески почти достигала пола. Накануне первой мировой войны, длина черкесок укорачивается и едва не доходит линии коленей. Вырез на груди черкески - мундира не делался глубоким и имел прямые, а не закругленные стороны, как это было одно время модным у казаков [36]. Черкеска (мундир) и партикулярная черкеска имели застежку на крючки и петли с запахом правой полы на левую. Еще при генерале Емануеле были регламентированы рукава на черкесках, которые рекомендовалось «шить не длинные и чтобы отнюдь не прикрывали они кисти руки» [37]. Нижний край рукава черкесок нижних чинов обшивался, к примеру, в соответствии с приказом от 6 декабря 1908 г. и от 29 февраля 1912 г. за № 899, белою тесьмой шириною в % вершка; низы рукавов черкесок урядников обшивались серебряным унтер-офицерским галуном кавалерийского образца. По утверждению исследователей «Кубанских станиц», рукава черкесок делались широкими книзу, с широкими же цветными отворотами [38]. Однако, в Императорских казачьих войсках это делать не дозволялось и, мало того, служило плохим тоном [39]. Как известно обмундировочный костюм казакам в казачьих войсках положено было иметь за свой счет, что было весьма дорого. Появление швейных машин и установление стандартных размеров и ростов 
во время царствования Александра II положило начало индустриальному, более дешевому способу производства армейского обмундирования [40]. В 1875 г. казачьи полки были уравнены в вопросах прохождения службы с драгунскими полками и требования к обмундированию казаков значительно возросли [41]. Однако, «требовать от казаков в этом отношении такого же однообразия, какое существует в регулярных полках, совершенно невозможно», - значилось в приказе по военному ведомству № 203 1875 г. В документах того времени отмечалось, что не приходится «быть требовательным и относительно покроя черкесок, потому что невозможно было достигнуть того, чтобы казаки, расселенные по разным станицам и пользующиеся доморощенными портными для шитья одежды, имели бы обмундирование совершенно одинаковое. Непременно окажется у одних на черкесках выкат несколько больше, у других меньше; газыри будут пришиты несколько ниже или несколько выше» [42]. Чтобы поправить сложившееся положение, в Кубанском казачьем войске были созданы специальные военноремесленные школы для подготовки специальных мастеров по пошиву казачьей униформы [43]. Для обеспечения однообразия форменного обмундирования, его зачастую шили в полках казачьего войска [44]. 
Взошедший на престол в 1881 г. Александр III продолжил начатые реформы, направленные на улучшение вооружения армии и ее обмундирования; совершенствуется конструктивное решение формы и способы ее обработки. В конструкциях верхних плечевых изделий верхнего мужского ассортимента на тот период времени шов соединения плечевых срезов отводился в сторону спинки. Указами военного ведомства предлагалось «для беспрепятственной и удобной прикладки ружья, плечевой шов мундира делать непременно вдоль середины плеча, отнюдь не относя его назад» [45]. Подтверждением чему являются музейные экспонаты черкесок и бешметов. 
Помимо мундиров и партикулярной черкески бытовали и будничные черкески (чекмени без газырей); их изготавливали из домотканины и имели они естественный цвет шерсти - черный, бурый, серый [46]. И для изготовления форменных черкесок в Кубанском войске вплоть до XX века дозволялось также употреблять сукно домашнего производства. 
Цвет для черкесок (мундиров) в казачьих войсках строго регламентировался. Впервые все казачьи полки на Кавказской Линии были разделены по цвету мундира на две равные части в 1828 г.: Кавказский, Кубанский, Хоперский и Волжский имели темно-синий цвет мундира; Г орский, Моздокский, Г ребенской и Кизлярский - коричневый. Между собой полки различались только прикладным цветом. Новые цветные мундиры к разряду походно-боевых не относились, это было именно парадное казачье обмундирование, сшитое по образцам, присланным из Петербурга [47]. Приказом по Кавказской Армии от 26 августа 1859 года за № 293 офицерам и нижним чинам будущего Кубанского казачьего войска был утвержден мундир темно-синего сукна. В 1870 г. (по данным Б. Е. Фролова) или в 1871 г (по данным И. Я. Куценко), для всего Кубанского казачьего войска были 
введены черные черкески, красные бешметы и красный же верх папах и пагонов [48]. Однако, в соответствии с документом ГАКК цвет мундира, (черкески) изменен был гораздо раньше. Документом от 24 апреля 1862 г. № 212 доводилось распоряжение Войскового дежурства предоставить «удостаиваемых» приказных в урядники из 4-й сотни 19 полка Кубанского казачьего войска (Урупская бригада) «для личного осмотра Его Превосходительства Николая Агаповича в город Екатеринодар ..., приказав взять обмундировочный костюм присвоенной формы, т. е.: черные черкески, черные с красным верхом папахи, красные бешметы, наговицы и чевяки, при исправленных оружии и конною сбруею, в самом лучшем виде» [49]. Цвет же сукна, из которого изготавливались партикулярные черкески, мог быть произвольным не регламентированным, однако командование могло и в этом вопросе давать казакам определенные рекомендации. Так, в связи с рекомендациями руководства Кубанского казачьего войска по расширению среди казаков горных закубанских станицах кустарных ткацких производств, в 1900 г. было утверждено в Кубанском войске принять цвет партикулярной черкески по преимуществу серый; не возбранялось также и изготовление партикулярной черкески и из покупного фабричного сукна рекомендованных цветов - серого, коричневого, ало - бордового. Серая черкеска кавказской выделки продержалась в войске с 1900 по 1907 г. г., до распоряжения вернуться к прежней черной черкеске [50]. 
Развитие технического прогресса к концу XIX века коренным образом изменило технику ведения боевых действий. Широко распространилась позиционная война. Эти новые полевые условия вызвали изменения и в форме обмундирования войск. В регулярных войсках с полевой походной униформы стали исчезать яркие расцветки. Появилась новая форма одежды -защитная, которая должна была сделать войска менее заметными на фоне местности. Впервые защитные цвета обмундирования были введены в английской армии в 1895 г. Русская же армия не спешила перенимать этот опыт; она вступила в русско-японскую войну еще в форме ярких цветов, но уже в апреле 1904 г. был представлен для утверждения образец армейского защитного обмундирования [51]. Японская война показала также и полную неспособность казачьей формы к военным действиям в новых полевых условиях. Мощный огонь заставлял людей зарываться в землю, ползать под пулями, быть незаметными. В сложившейся ситуации самое большое неудобство казаку доставляла его черкеска; длинные ее полы мешали при ходьбе, в черкеске неудобно было ползать, к тому же при ползании, из нагрудных патронников терялись патроны [52]. 
По окончании японской войны в Кубанском войске развернулась дискуссия о целесообразности традиционного обмундирования казачьих частей, причем высказывались серьезные аргументы, как противников, так и его сторонников. В 1909 г. Николай II одобрил проект адаптированной к условиям позиционной войны боевой черкески, папахи и бешмета защитных цветов. Начавшаяся первая мировая война заставила поспешить с введением в строевых частях защитного обмундирования. Приказом по военному 
ведомству от 18 октября 1915 г. интендантствам было поручено «кавказским казачьим войскам отпускать на черкески сукно защитное», «на бешметы защитный молескин или тонкие шерстяные материи защитного или серого цвета» [53]. Экспонат защитной казачьей формы обмундирования представлен в экспозиции СГКМ г. Ставрополя. Попытки «адаптировать» черкеску, папаху и бешмет к условиям современной войны не были успешны. Неуместность казачьей формы на поле боя в условиях позиционных войн начала XX века, была очевидной, и стал вопрос о ее замене. В декабре 1916 г. было предложено на время военных действий заменить черкеску в зимнее время суконной рубахой, в летнее время -рубахой из более легкой материи защитного цвета с нашивкой карманов вместо газырей для ношения трех обойм с каждой стороны и при кинжале с поясом. Тем самым форменная одежда кубанских казаков пошла по пути упрощения и унификации с формой регулярных частей [54]. 
Однако казаки, у которых форменная одежда - черкеска, бешмет и папаха стали основой их традиционного костюма, не желали ее отмены [55]. Предмет гордости казаков - их форменная одежда, являлась маркером, обозначавшим причастность лица к казачеству. Лицам других сословий, а также и иногородним мужчинам не разрешалось носить форменную казачью одежду [56]. Казакам же предписывалось повседневное ношение ее, что являлось «наглядным напоминанием принадлежности их к военному сословию». Надевать казачью одежду запрещалось в случаях, когда «казаки будут состоять в услугах по вольному найму и когда услуги эти будут несовместимыми с достоинством воинского звания» [57]. Любовь и приверженность к своему обмундировочному костюму казачество пронесло через все невзгоды революции, эмиграции, коллективизации, через войны, голод и репрессии. 
Свое место черкеска нашла и в Париже. Возникшие во Франции дома «кавказского происхождения», владельцами которых являлись эмигранты из России, ввели в моду 1922-1923 г. г. кавказские мотивы. Черкесска пользовалась огромной популярностью, в нее стали облачаться представители аристократии Европы; она присутствовала в коллекциях домов мод в том или ином виде; имела место стилизация на тему черкески. Некоторые исследователи костюма считают, что горский комплекс одежды с черкеской, утвержденный как воинская форма в начале XVIII века во всех казачьих войсках на Кавказе, сыграла роль переходного типа одежды уже не узко национального, но еще и не общеевропейского [58]. 
Примечания: 
1. Матвеев О.В. Форменная одежда казаков - линейцев Кубани. Краснодар; 
Армавир, 1995. С. 33. 
2. Попко И.Д. Черноморские казаки в их гражданском и военном быту. 
СПб., 1858. С. 104. 
3. Соснина Н., Шангина И. Русский традиционный костюм. Иллюстрированная энциклопедия. СПб., 2001. С. 345. 
4. Студенецкая Е.Н.. Одежда народов Северного Кавказа 18-19 в. М., 1999. С. 91. 
5. Кубанские станицы. Этнические и культурно-бытовые процессы на Кубани / Академия Наук СССР, Ин-т этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая. М., 1967. С. 146. 
6. Студенецкая Е.Н. Указ. соч. М., 1999. С. 91. 
7. Гоцолаева З.Ю. К истории черкески // Мода и дизайн: исторический опыт 
- новые технологии: материалы Междунар. науч. конф. СПб., 2004. С. 1517. 
8. Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Очерки истории форменной одежды Кубанских казаков (конец 19 в. - 1917 г.) // Традиционный костюм восточно-славянского населения Кубани. Краснодар, 2001. Вып. 1. С. 120. 
9. Нечитайлов М.В. Неизвестное об известном // Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа: материалы Пятой междунар. Кубанско-Терской конф. Краснодар; Армавир, 2006. С. 54. 
10.Матвеев О.В., Фролов Б.Е.. Указ. соч. // Там же. Краснодар, 2001. С. 122. 
11.Ефимова Л.В., Алешина Т.С., Самонин С.Ю. Костюм в России 15 - начале 20 века. С. 196; Там же. С. 202. 
12.Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 125. 
13.ГАКК. Ф. 396. Оп. 1. Д. 9771. Л. 2. 
14.Фролов Б.Е. Мундиры офицеров Черноморского казачьего войска в собрании Краснодарского государственного историко-архиологического музея - заповедника. С. 10. 
15.ГАКК Ф. 347. Оп. 1. Д. 81. Л. 8. 
16.Военно-казачья и народная колонизация Кубани. Административное устройство // Очерки истории Кубани с древнейших времен по 1920 г. / под общ. ред. В.Н. Ратушняка. Краснодар, 1996. С. 185. 
17.ГАКК. Ф. 252. Оп. 2. Д. 960. 
18.Бутова, Лысенко. Станица Ищерская // СМОПМК. Тифлис, 1893. От. 1. С. 366. С. 51. 
19.Майгур В. Станица Шкуринская. Географическое и статистическое описание // Кубанский сборник. Т. 18. 1913. С. 255-290. 
20.Матвеев О.В., Фролов Б.Е.. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 167. 
21.Описание формы обмундирования и снаряжения казаков Кубанского и 
Терского казачьих войск. С. 6. (П.В.В. 1910 г. № 678 см. перечень для казаков Кубанского и Терскаго казачьих войск). 
22.Студенецкая Л.Б. Указ. соч. М., 1999. С. 86-87. 
23.Мастафов В. Период прозрения // Небо Кубани. Краснодар, 2008. Вып. 2 (38). С. 108. 
24.Толстой Л.Н. Казаки. Повести и рассказы. М., 1981. С. 168. 
25.ГАКК. Ф. 347. Оп. 1. Д. 81. Л. 9. 
26.Матвеев О.В., Фролов Б.Е.. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 133. 
27.Ефимова Л.В., Алешина Т.С., Самонин С.Ю. Указ. соч. С. 188. 
28.Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. Т. 1. Екатеринодар, 1910. С. 422. 
29.Фролов Б.Е. К вопросу о функциональности казачьей форменной одежды в условиях позиционных войн. С. 73. 
30.Матвеев О.В., Фролов Б.Е.. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 186. 31.Описание формы обмундирования и снаряжения казаков Кубанского и 
Терского казачьих войск. С. 6. 
32.Басханов А.К., Басханов М.К., Егоров Н.Д. Линейцы. Очерки по истории станицы Лабинской и Лабинского отдела Кубанской области. Никосия, 1996. С. 137. 
33.П.м.а. 2005. Козыкова Л. 1949 г. р., станица Удобная Отрадненского района Краснодарского края. 
34.Калоев Б.А. Осетины. М., 1971. С. 178. 
35.Описание формы обмундирования и снаряжения казаков Кубанского и Терского казачьих войск. С. 6. 
36.Басханов А.К., Басханов М.К., Егоров Н.Д. Указ. соч. Никосия, 1996. С. 137. 
37.Нечитайлов М.В. Указ. соч. Краснодар; Армавир, 2006. С. 55. 
38.Кубанские станицы. Указ. соч. М., 1967. С. 153. 
39.Басханов А.К., Басханов М.К., Егоров Н.Д. Указ. соч. Никосия, 1996. С. 137. 
40.Ефимова Л.В., Алешина Т.С., Самонин С.Ю. Указ. соч. С. 210. 
41.Малукало А.Н. Кубанское казачье войско в 1860 - 1914 г. Краснодар, 2003. С. 165. 
42.Матвеев О.В., Фролов Б.Е.. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 188; Там же. С. 193. 
43.Басханов А.К., Басханов М.К., Егоров Н.Д. Указ. соч. Никосия, 1996. С. 140. 
44.Куценко И.Я. Кубанское казачество. Краснодар, 1993. С. 105. 
45.Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 205. 
46.Бутова. Лысенко. Станица Ищерская // СМОПМК. В. 16. Тифлис, 1893. Т. 1. С. 51. 
47.Нечитайлов М.В. Указ. соч. Краснодар; Армавир, 2006. С. 54-55. 
48.Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 277; Куценко И.Я. Указ. соч. Краснодар, 1993. С. 103. 
49.ГАКК. Ф. 391. Оп. 1. Д. 91. 
50.Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 183. 
51.Ефимова Л.В., Алешина Т.С., Самонин С.Ю. Указ. соч. С. 220. 
52.Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 210. 
53.Там же. Краснодар, 2001. С. 199. 
54.Куценко И.Я. Указ. соч. Краснодар, 1993. С. 105. 
55.Матвеев О.В., Фролов Б.Е. Указ. соч. Краснодар, 2001. С. 281. 
56.Кубанские станицы... Указ. соч. М., 1967. С. 154. 
57.Куценко И.Я. Указ. соч. Краснодар, 1993. С. 114. 
58.Гоцолаева З.Ю. Указ. соч. С. 17.

Коды
  • ГРНТИ: 03.61.91 — Этнография отдельных стран и народов
  • ВАК РФ: 07.00.07; 10.01.09
  • УДK: 39(4/9)
  • Указанные автором: ББК: 63.521(=411); УДК: 391(2

по специальности "Этнография отдельных стран и народов" из научного журнала "Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология", ЦАРЕВА ЛУИЗА СЕРГЕЕВНА

Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/iz-istorii-kostyuma-lineynogo-kazachestva-cherkesska#ixzz3ZLlZHvb5

Дополнительная информация

  • Журнал:
  • Выпуск:
  • ГРНТИ:
  • ВАК РФ:
  • УДK:
  • Цифровой идентификатор объекта: 10.1007/b136753
Прочитано 6631 раз