Преподобный Феодор Студит, исповедник

Преподобный Феодор Студит, исповедник (36)

В царствование императрицы Ирины преподобный был возвращен из ссылки и получил в управление запустевший Студийский монастырь Скоро в обители собралось до тысячи иноков. Для управления монастырем преподобный Феодор составил общежительный устав монашеской жизни, получивший название Студийского, а блаженный настоятель — наименование Студита (ок. 1065 г этот устав был принят преподобным Феодосием в Печерском монастыре и отсюда распространился по всем русским обителям). Перу преподобного также принадлежит немало душеполезных книг, похвальные слова на Господские и Богородичные праздники, многие каноны и трипеснцы.

При императорах Никифоре I (802-811 гг.) и Льве Армянине (813-820 гг.) св. Феодор много пострадал за иконопочитание и претерпел заточение сначала в Иллирии, в крепости Метопа, а затем в Анатолии, в Боните. После смерти Льва Армянина преподобный Феодор, освобожденный из заточения, поселился в г. Херсонесе (Вифиния).

Несмотря на тяжелый недуг, он ежедневно совершал Божественную литургию и поучал братию. Здесь он мирно скончался в 826 г. В тот же час преподобному Иллариону Далматскому (память 6/19 июня) была открыта Господом блаженная кончина угодника Божия. Он увидел, как воссиял свет небесный, послышалось ангельское пение и голос: «Это душа преподобного Феодора, пострадавшего даже до крови за святые иконы, отходит ко Господу».

В 845 г. мощи преподобного Феодора были перенесены в Студийский монастырь. Его брат, преподобный Иосиф, епископ Солунский тоже пострадал от иконоборцев, и скончался в 830 г. в Студийском монастыре, где почивают и мощи его.

Преподобный Феодор как при жизни, так и по кончине совершил много чудес. Призывающие имя его избавлялись от пожаров, от нападения диких зверей, получали исцеление недугов.

Сочинения

Сочинения Феодора, вместе с двумя его греческими биографиями, изданы в Греческой Патрологии Миня, т. 99. К этому изданию появились существенные дополнения. Cozza-Luzi издал впервые 277 писем в «Nova Bibliotheca Patrum» (т. VIII, Рим, 1871); в IX т. того же издания (1888) впервые появились греческий текст Малого Катехизиса и отчасти Большого. Лучшее издание Малого Катехизиса принадлежит Anoray (Пар., 1891). Эпиграммы и три редакции устава изданы в Патрологии, а гимны у Pitra, «Analecta sacra» (Пар., 1876). На русском языке появились «Творения преп. Ф. Студита» (изд. спб. дух. академии, СПб., 18 6 7-69). Отдельно вышли «Огласительные поучения» (Москва, 1853); много выдержек в «Воскресном Чтении» (Киев, 1842, 45, 47 слл.).


Сочинения

Сочинения Феодора, вместе с двумя его греческими биографиями, изданы в Греческой Патрологии Миня, т. 99. К этому изданию появились существенные дополнения. Cozza-Luzi издал впервые 277 писем в «Nova Bibliotheca Patrum» (т. VIII, Рим, 1871); в IX т. того же издания (1888) впервые появились греческий текст Малого Катехизиса и отчасти Большого. Лучшее издание Малого Катехизиса принадлежит Anoray (Пар., 1891). Эпиграммы и три редакции устава изданы в Патрологии, а гимны у Pitra, «Analecta sacra» (Пар., 1876). На русском языке появились «Творения преп. Ф. Студита» (изд. спб. дух. академии, СПб., 18 6 7-69). Отдельно вышли «Огласительные поучения» (Москва, 1853); много выдержек в «Воскресном Чтении» (Киев, 1842, 45, 47 слл.).
Литература

Древнейший славянский текст жития Феодора Студита находится в Выголексинском сборнике XII века.

    О жизни и трудах Феодора на русском языке трактует Филарет Черниговский («Историческое учение об отцах церкви», т. III, СПб., 1859, стр. 282—291). Ср. ещё Krumbacher-Ehrhard, «Geschichte d. byzantinischen Litteratur» (Мюнхен, 1897, стр. 147—151 и 712—714). Новая специальная работа: G. A. Schneider, «Der hl. Theodor von Studien» (Мюнстер, 1900).
    Исследование о Студийском уставе и издание афонских текстов «Изображения» принадлежит А. А. Дмитриевскому («Описание литургических рукописей Востока», I, Киев, 1895, стр. CVI-CXLVI и 224 слл.). Ср. архиеп. Сергий, «Полный месяцеслов Востока» (изд. 2, т. I, Владимир, 1901, стр. 150—161).
    Соколов И. И. Преподобный Феодор Студит, его церковно-общественная и богословско-литературная деятельность // Соколов И. И. Лекции по истории Греко-Восточной Церкви: В 2 т. – СПб., 2005. – Т. 2. – С. 209-321.
    Творения святаго отца нашего Феодора Студита: письма к разным лицам - СПб., 1887.
    Феодор Студит, прп. Послания: В 2 кн. – М., 2003.
    Феодор Студит, прп. Монастырский устав. Великое Оглашение: Часть 1. – М., 2001.
    Феодор Студит, прп. Великое Оглашение: Часть 2. – М., 2001.
    Феодор Студит, прп. Великое Оглашение: Часть 3. – М., 2002.

Братия и отцы! Во всякое время мы видим вас в смиренной нашей душе, теперь же особенно; ибо вы находитесь в великом труде и злострадании телесном, ради жатвенного времени. Бог да укрепит вас во внутреннем и внешнем человеке, чтобы переносить все, видимо и невидимо случающееся с вами; ибо случаев много, и кто может уразуметь козни диавола, сети и соблазны? Но просим и умоляем вас: будем жить сообразно с нашим чином, дабы находясь вне мира, не совершать мирского, и избегши дел плотских, не жит по плоти. А это то и случается с нами, как сами знаете; вы это знаете, хотя бы мы и не говорили вам. Ибо если мы любим наслаждения и страсти, если исполняем свою волю, если любим первенство, если спорим за мантии и одежды, за вышиванье кукулей, за иконы, за картины, и за другие какие-либо малые и великие вещи; то не плотские ли мы, и не мирская ли наша жизнь?

Чада и братия! Все вы, как я и прежде об этом говорил, проводите жизнь ради Господа, собирая плоды спасения вашего, как какие-либо драгоценности, и удаляетесь лукавства и всякого повода к бесчинию. Посему никто из вас не должен иметь порочного дерзновения, никто не должен быть обладаем сластолюбием, ни быть грехолюбивым, ни любить того, чем питаются страсти, ни быть оскверненным душею и умом; никто не должен украшаться даже ничтожною вещию, не должен быть завистлив, или спорлив, или подавать соблазны, или роптать, или лениться, или быть праздным, преслушливым, гордым, дерзким, тщеславным, лживым и празднословом; не должен много заботиться о яствах, ни любить ссоры, ни быть изобретателем зла, или много спать и питать плоть свою подобно скотам, и не должен также подобно Иуде, предательствовать свою душу или предавать брата.

Братия, отцы и чада мои! Призывая вас к поучению, желал бы я иметь слово разнообразное и многообразное, дабы подобно некоему учредителю пира, предложить вам различные снеди, достаточные к обильному насыщению душ ваших. Но поелику я нищ, и едва могу подать вам немного хлеба и воды, то и предлагаю вам сии немногие слова: и так примите малое вместо многого. Я радуюсь и много веселюсь, смотря на ваше преуспеяние по Богу и жительство в единодушном вашем пребывании, и подвиги в послушнических злостраданиях, и что все мы вместе собрались во имя Господа нашего Иисуса Христа и Бога добровольно, не просто и как случилось, по чинно и боголепно, как завещали нам Святые Отцы, в едином разуме, что нет у нас разделений ради плотской дружбы, что не исполняем мы своей воли в том, чего желаем, и не отделяемся по самочинию; по совокупляемся и соединяемся в одном и том же духе, и поистине с одним желанием и любовию работать Господу в сей общежительной и ангельской жизни, как бы в другом каком-либо раю.

Братие мои, отцы и чада! Какую вы получаете пользу от смиренного моего слова, я не могу сказать; а что я, окаянный, чрез напоминание вам должного прихожу в чувство, трезвенность, и в страх Божиих судеб, и лежащего на мне недостойно настоятельства, это сознаю. Итак, хотя другому кому я и не приношу пользы, однако для вразумления себя преподаю и буду преподавать вам слово учения. В чем же состоит поучение? Мы должны внимать, что настоящая жизнь есть время подвигов, время скорбей и потов; и не малодневных только и временных подвигов, скорбей и потов, но всегдашних, многолетних и во всю жизнь века сего. И опять, кто не устоит в таких подвигах, тот лишается не чего-либо малого, ничтожного и человеческого, но самых Божественных и Небесных вещей. Ибо достигающие искомого многим терпением, всегдашним долготерпением и хранением заповедей, наследуют Небесное царство и бессмертие, вечную жизнь и неизреченное и неисповедимое успокоение вечными благами; а погрешающие нерадением, леностию, пристрастием и любовию к миру сему и к смертоносным и тлетворным наслаждениям, наследуют вечную муку, бесконечный стыд и стояние ошуюю, услышав страшный оный глас Судии всех и Владыки Бога: отъидите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его. (Мат. 25, 41).

Братия, отцы и чада!

О чем мне теперь с вами беседовать, в настоящем моем поучении, как не о тех бежавших трех окаянных братиях, которые отторглись от доброго нашего общества, с одной стороны для того, чтобы вы были более тверды, утвердившись падением их, а с другой дабы и мне, оплакивая их, облегчить печаль сердца моего. Ибо хотя я и недостоин, но все же я отец и пастырь ваш; а ни один отец не бывает без печали о сыновней погибели; если так бывает в телесном, то не более ли в духовном. И еще: ни один пастырь, у которого бы похитил волк овцу, не остается без печали, но много скорбит и ищет погибшую.

Отцы, братия и чада!

Так как дело и служение мое состоит в слове учения, то не должно мне лениться и быть нерадивым о своем служении, с одной стороны для того, чтобы сие послужило вам, избранники Божии, напоминанием, утешением и побуждением к вашему душевному спасению, а с другой для того, чтобы и мне окаянному сохранить свою душу от осуждения чрез возвещение вам должного. Ибо ужасается и устрашается душа моя, когда я слышу Божественного учителя вселенной Павла, говорящего: чист есмь аз от крове всех, не обинухся бо сказати вам всю волю Божию. (Деян. 20, 26, 27). Если и я окаянный не стану говорить вам по силе моей и возвещать вам потребное, то как избегу необходимого осуждения за молчание?

Братие мои, отцы и чада! Как каждый из вас должен дать отчет в деле послушания своего, так и я должен вам словом поучения; и о, дабы иметь мне столь многообразное и разнообразное слово, чтобы для всех оно могло быть полезно и прилично по благодати Христовой! Ибо многие между вами, братие мои, требуют поощрения, многие требуют утешения, многие требуют утверждения; иные же напоминаний, другие исправления, иные обличения, некоторые епитимии, иные снисхождения, другие строгости, а иные бесчестия и бесславия. Так много различных устроений; применительно к сим должно быть и слово учения; ибо что для одного служит врачевством, то другому приносит вред, и чем иному оказывается благодеяние, то, случается, другому делает ущерб; и что служит одному к исправлению, то бывает для другого преткновением.

Отцы мои, братие и чада!
Смотря на мои злые дела, сознаю, что немощное мое слово к вам не послужит к вашему исправлению; по дабы не услышать мне сказанного в Священном Евангелии: лукавый рабе и ленивый, подобаше ти вдати сребро мое торжником, понуждаюсь говорить к вам и напоминать вам должное. И верую, что вашею благою ревностию к заповедям и добрым вашим произволением вы и непотребность мою сделаете потребною.

Братие мои и Отцы! Хотя и повседневно отверзаем мы для вас нечистые наши уста; но, чада мои честные и вожделенные, считаем это недостаточным для любви нашей к вам и для попечения о вашем спасении. Хотя мы грешны, однако поучаемся в этом день и нощь, в сем пребываем, сим дышим, сего желаем и ищем, это — наша жизнь и похвальная смерть. Итак, внимайте, чада мои, что доброе не легко достается; в тех же, которые невнимательны, оно удобно погубляется, и будучи приобретено долгим временем, но причине малого нерадения легко теряется.

Братие, отцы и чада! Опять чрез долгое время, по возвращении нашем из странствования, мы приступаем к обычным поучениям. И вот мое к вам первое слово: далеко ли мы от вас отстоим, здесь ли находимся, хотя я и грешен, но прошу и молю Бога, чтобы Он сохранил вас целыми и невредимыми, и чтобы беспрепятственно совершать вам сие святое ваше житие, и чтобы ни один из вас не преткнулся по наветам диавольским, но дабы всегда вы были внимательны и старались совершать досточудные дела послушания. Ибо когда вы это будете соблюдать, то все прочее не будет причинять мне никакой печали, хотя обыкновенно оно и наводит печаль, говорю о стеснительном положении нашей телесной жизни, в каковом находимся мы и в сей час.

Страница 2 из 3