Понедельник, 07 Май 2012 22:52

Казачий Сход

Оцените материал
(0 голосов)

Одной из форм казачьей общественной жизни был сход. При большом сходстве с Казачьим кругом он имел значительные принципиальные отличия.
Сбор на сход осуществлялся тем же порядком, что и на Круг, но на него, как правило, приглашались все жители станицы, в том числе и иногородние и женщины. Принципиальным отличием Схода от Круга было то, что на нём не проводилось голосование, не решались основополагающие вопросы и не ставились проблемы, влияющие на жизнь общины.
Если Круг был организацией, вырабатывающей политическую долгосрочную программу, выполнял функции законодательного собрания, то Сход был общественной исполнительной организацией.

Соответственно менялся и порядок проведения схода. По характеру и задачам огромное многоразличие сходов можно свести к двум разновидностям: очередной, на котором зачитывались приказы и предложения атамана, чрезвычайный, посвященный событиям неожиданным, например, оглашению приказа атамана о борьбе с эпидемиями или о посылке сменных казаков на службу и т. п.
(В этом случае сход проводился Дежурным Есаулом, при Атаманском правлении и под председательством атамана или Его заместителя. На сходе отсутствовал Совет стариков и Священник. Зачитанные писарем приказы и данные атаманом разъяснения не обсуждались, а принимались к сведению и немедленному неукоснительному исполнению.)
Особым Сходом (Особливым) были собрания, на которых разбирались тяжбы (не входящие в компетенцию мирового судьи, или, по мнению казаков, такие, которые при государственном разбирательстве были бы решены неправильно и бросили бы тень на казачество). Как правило, это были проступки и тяжбы не уголовного характера, но которые Атаман не считал себя вправе разбирать единолично. Когда, по мнению стариков и общественному мнению, само публичное разбирательство, как и наказание, должно было укрепить нравственность казачьего общества, напомнить им о святых казачьих устоях.

ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ СУДЕБНОГО СХОДА
На Сходе не выносится знамя, хотя Совет стариков и священник сохраняются. После молитвы Писарь оглашал жалобу, затем Есаул вызывал либо судящихся (истца и ответчика) либо жалобщика. После выслушивания обеих сторон и заключения Атамана (например, Атаман сообщал, что в некоей семье снохе-жалмерке живется худо) тиранит свекровь, пристает свекор и т.д.) или сын «избаловался», отца не слушает, равно как не слушает стариков, Атамана и не ходит к исповеди):
- Я оставляю это дело на ваш суд, господа честное казачество.
После этих слов Атаман снимал шапку и уходил со Схода как сторона оскорбленная (в этом случае наказание провинившегося устраивалось) или переходил в ряды казаков.
Разбирательством, а чаще всего обвинением провинившегося начинали заниматься старики, судя его «по обычаю», т.е. по прецеденту.
До вынесения приговора ответчик мог заявить, что старики к нему несправедливы, и он просит судить его «по совести». Для этого по жребию избирался суд из числа всех казаков по системе: один из десяти – один из десяти – один… В случае, если провинившийся оскорблял не казака, то точно также проводились выборы в иногородней общине. Число судей обязательно должно было быть нечетным, причем если шла тяжба между казаками и не казаками, то нечетным судьею приглашался житель другой общины, часто незнакомый в этой станице ни с кем, или священник.
Приговор судей мог быть смягчен по просьбе стариков или по просьбе священника, но никогда не отменялся и приводился в исполнение немедленно.
В момент оглашения приговора провинившийся, скажем, «грубый сын» стоял с непокрытой головой, без ремня и два пристава, назначенные Есаульцем, крепко держали его за руки. Самым страшным наказанием было не физическое, выпоротый на Сходе казак отчасти даже гордился, хотя скажем, если был порот за слабость по женской части или за приверженность к питью, то не мог более рассчитывать ни на хорошую невесту, ни на приглашение в трудовую артельную охоту, ловлю. Равно, как и при дележе участков на паи получал самые плохие земли. Но самым страшным было признание того, что суд видит преступление таким тяжким, что не может найти виновнику наказание.
В этом случае старейшина подходил к провинившемуся, плевал ему полноги (что означало: преступник оскверняет землю, по которой ходит) и надевал ему на шею ремень. Приставы тут же отпускали руки осужденного и Есаулец возглашал:
- Ты (Николака, Ерошка и т.п. независимо от возраста) нашу честь замарал, казнить мы тебя требуем, брезгуем, поди от нас… Как ты предатель и осквернитель казачества.
С этой минуты преступник становился персоной нон грата и далее, даже при его убийстве, расследование казаками не проводилось. Он должен был немедленно покинуть хутор или станицу, а у казаков-староверов его отпевали заживо и больше никогда не упоминали его имени.
В момент приведения в исполнение приговора о телесных наказаниях женщины и дети, а часто и все иногородние со Схода изгонялись.  Приводили приговор в исполнение казаки по жребию. После судебного Схода все его участники держали трехдневный покаянный пост, ежедневно усиленно молились и только после бани шли в церковь к исповеди, каясь в нарушении заповеди «Не судите да не судимы будете».

Прочитано 8147 раз