Вторник, 12 Май 2015 08:18

ТРАДИЦИОННЫЕ ОСНОВЫ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ КАЗАЧЕСТВА И ЕГО ВОЗРОЖДЕНИЕ

Оцените материал
(0 голосов)

В статье представлен краткий анализ социальной природы казачества, его традиционного образа жизни и проблем возрождения на современном этапе развития. Новизна исследования, по мнению автора, заключается в попытке переосмысления фактов исторического развития казачества и основных аспектов его возрождения с позиций социально-философского подхода, на основе анализа специфических черт и особенностей казачьего уклада. Результатыисследованияосновываютсянапринципахсистемнойметодологии.

A short review of the Cossacks social nature, traditional way of life as well as the problems of current revival is represented in the article. According to the author of the article the novelty of this research is connected with the attempt to look on the problems of historical development and the main aspects of Cossack community revival the other way round. The current revival is based on the principals of socio-philosophical approach, on the investigation of peculiarities and features of the Cossack way of live. The results of the research are represented by the main principles of systematic methodology.

Ключевые слова:

расказачивание, возрождение казачества, культурно-этническая общность. Keywords:

deprivation of Cossack rights, revival of Cossack community, cultural-ethnical community.

 

Проблемы возрождения российского казачества стали актуальны с конца 1980-х - начала 1990-х годов. При этом следует отметить, что особый интерес среди ученых и публицистов, а также практиков казачьего движения вызвали вопросы, связанные с определением этнической и социальной природы казачества [1]. Однако очевидно, что нынешнее казачество с этих позиций не поддается какой-то узкой дефиниции и однолинейной идентификации.

Вопрос о том, чем является казачество - сословием или народом, остро стоял еще в начале прошлого века. Поскольку развитие революционных событий 1917 года в конечном счете вело к упразднению казачьего сословия, лидеры казачества ради сохранения своих привилегий стали отстаивать точку зрения, согласно которой казачество есть народ, а не сословие.

Дореволюционная литература по казачеству обширна и разнообразна. В этот период издавались общие обзоры о положении дел в казачьих войсках, публиковались официальные документы по казачеству, регламентировавшие штатный состав казачьих частей, порядок прохождения казаками службы и т. д.

Справочная литература по казачеству содержала сведения по экономике, статистике, казачьему землевладению и земледелию, войсковым капиталам, земскому обложению того или иного войска.

Часть современной литературы посвящена истории, происхождению казаков, их жизне- и бытописанию, участию в военных кампаниях. Эти издания насыщены сведениями краеведческого характера [2]. Необходимо отметить также, что многие публикации о дореволюционном казачестве способствовали мифологизации героического образа казака. Об этом свидетельствуют описания подвигов казачьих героев, отдельных исторических личностей, которые содержатся в ряде работ авторов как дореволюционного, так и современного периода российской истории.

В 1990-е - 2000-е годы ученые и публицисты продемонстрировали всевозрастающий интерес к проблемам казачества и казачьего движения [3]. На сегодняшний день можно констатировать, что интерес к казачеству и его возрождению по-прежнему не затухает [4].

В результате бурного перемешивания социума носители казачьего самосознания оказались почти равномерно представлены во всех основных социальных группах современного общества. Ввиду этого становится очевидным, что процесс возрождения казачества носит весьма гетерогенный характер. Социальной базой казачьего возрождения являются миллионы россиян - потомков казаков.

Немаловажно при этом отметить, что столь интенсивное стремление современного казачества к сохранению собственной самобытности не является чем-то из ряда вон выходящим. Скорее, напротив, подобные устремления могут быть свойственны различным видам человеческих общностей, и это особенно сильно проявляется в сфере национального самосознания. Ориентация индивидов на этнокультурные доминанты, распространенные в среде своего народа, признание его уникальных и самобытных черт находят свое выражение именно в проявлениях этнического (национального) самосознания.

Исторический путь казачества долог, а общие тенденции его развития не поддаются однозначной интерпретации.

Традиционными составляющими уклада жизни казачества были военная служба, особая система землепользования, быт, культура. Фундаментом казачьего образа жизни являлась поселенческая (станичная) община с функциями осуществления местного самоуправления и распоряжения местными ресурсами.

Организационно станичные общины входили в казачьи войска -государственные административно-территориальные образования со своим военным и гражданским управлением. Организация и материальное обеспечение допризывной подготовки и несения (казаками войскового сословия) действительной военной службы в составе русской армии полагались основными задачами казачьих войск. В ходе Первой мировой войны 1914 года казачьи войска были признаны одними из самых боеспособных [5].

В начальный период становления казачества (XVI-XVIIвека) организация казачьих общин строилась на следующих принципах: общее землевладение и землепользование при отсутствии частной собственности на землю, равенство всех членов общины между собой, полная организационная, финансовая и судебная самостоятельность самоуправления общины.

Демократические устои казачьих общин (до того, как казачество получило окончательное сословное закрепление со строгой регламентацией законодательной процедуры зачисления в казачий разряд) привлекали к казакам людей разных национальностей. И их было немало, о чем еще и сегодня свидетельствуют фамилии, отражающие некогда национальную принадлежность: Калмыковы, Персияновы, Турчаниновы и т. п. С течением времени (возможно, для этого понадобился срок, равный смене одного поколения) люди, зачисленные в казачьи ряды, независимо от своей исконной национальной принадлежности, стали однозначно идентифицировать себя с казачеством.

Последующее законодательное закрепление частной собственности на землю, введение сословий, ограничение организационных и территориальных начал самоуправления существенным образом изменили модель казачьей общины. Казачьи войска XIX-XXстолетий представляли лишь слабое подобие прежних казачьих общин.

К концу XIX века казачество окончательно трансформировалось в сословие. При этом государственная власть, полностью подчинив себе высшие и средние слои казачества, сохранила основной носитель традиционного уклада казачьей жизни и его многовековую низовую круговую демократию - местное самоуправление («общественное управление») станиц и хуторов.

Сословные привилегии казачества были закреплены и регламентированы законодательными актами и положениями царской власти. Однако даже в условиях жесткой регламентации тесная зависимость военной службы казака и права казачьего войска и станичной общины самостоятельно распоряжаться войсковыми и местными ресурсами сохранялись и служили характерным признаком казачьего военно-земледельческого уклада жизни.

Активную роль казачество играло в процессах колонизации, освоения Россией новых земель. Так, к началу колонизации Северного Кавказа и создания Азово-Моздокской линии, по мнению известного историка В. А. Потто, именно казачество выступило гарантом утверждения господства российских властей в регионе [6].

На Дону, Тереке, Сунже самостоятельно образовались места компактного поселения казаков. Рубежное (пограничное) казачество, проживавшее в военизированных станицах, было хорошо организованной, мобильной, постоянно боеготовой частью вооруженных сил и играло важную роль в укреплении военно-стратегического и экономического господства России на Северном Кавказе [7].

Являясь привилегированным сословием, казаки освобождались от государственных налогов. В качестве компенсации за привилегии и льготы станичные казачьи общины занимались подготовкой казачьей молодежи к службе, контролировали ее оснащение лошадьми, обмундированием, холодным оружием. Каждый казак, отправлявшийся на полковую (полевую) службу, имел военную подготовку, достаточную для немедленного участия в боевых действиях. Кроме того, казачьи общества обеспечивали продовольствием и фуражом свои полки, если они не удалялись от войсковых границ более чем на 100 верст.

Вышеописанная система отношений с государством превращала казачество в предельно экономичный, но одновременно эффективный мобильный инструмент военно-экономической колонизации Северного Кавказа и других регионов страны.

Вследствиестремлениявластейкоптимизации управленияказачьимивойсками их неоднократно подвергали реформированию, структурной модернизации.

После окончания Кавказской войны на Северном Кавказе оставались Донское, Кубанское, Терское казачьи войска. Переходившие на мирный режим жизни казачьи войска меняли и основы своей местной экономики. Это способствовало ускоренной трансформации казачества из военно-служилого в военно-земледельческое сословие.

Однако станицы Терского и Кубанского войск по-прежнему, вследствие своего расположения в приграничных зонах и зонах компактного проживания горских народов, выполняли важные внутриполитические функции обеспечения региональной безопасности и общественного порядка. Такое положение обязывало казаков сохранять образ жизни военно-экономических колонизаторов, постоянно готовых к самозащите. Жизнь на периферии, в отдаленных поселениях, при постоянной военной угрозе требовала от казаков высокой организованности, взаимозаменяемости и взаимовыручки. Поставленные государством для службы и жизни на границе, казачьи полки были самыми стойкими защитниками своих рубежей. Отступать им было нельзя, так как за ними оставались родные станицы и хутора. Часто в защите казачьих поселений участвовали все боеспособные жители -и старики, и женщины, и подростки.

Казачьи общины упорно защищали свои земельные и иные угодья, которые государство закрепляло за ними «для прокорма». Для казаков земельные паи в станичных юртах служили основой экономики, источником жизненных благ.

Для справки отметим, что в начале XXвека в условиях политического кризиса и Гражданской войны казаками-самостийцами даже предпринимались попытки (правда, неудачные) создания самостоятельных казачьих республик на Дону, Кубани, Тереке.

Казаки хорошо адаптировались не только к природным, но и к социальным условиям жизни. В осуществлении взаимодействия с горскими народами они использовали различные методы и приемы примирения, причем нередко через межнациональные браки и куначество.

Военно-служилый уклад влиял на формирование в казачестве характерной общинной дисциплины, культурных и психологических особенностей, которые закреплялись посредством традиций и выступали фундаментом казачьего образа жизни и быта [8].

От периода формирования старейшего на Северном Кавказе терско-гребенского казачества и чуть ли не до середины XVIII века в казачьих общинах в крае преобладала малая форма семьи. Семьи казаков состояли в основном из двух поколений - родителей и детей.

Качественное своеобразие и уникальность специфики казачьего уклада распространялись и на область семейно-бытовых отношений. При рассмотрении образа жизни казаков одной из центральных выступает проблема воспитания подрастающего поколения. В этой связи необходимо подчеркнуть, что важнейшей функцией казачьей семьи считалось воспитание детей, причем таким образом, чтобы они смогли достойно продолжить дело своих отцов, быть верными обязанностям воинского долга, любить свою Отчизну.

Сызмальства казаку прививались понимание того, сколь важно для него ни при каких обстоятельствах не уронить свою честь. В быту детям станичников вменялось неизменно следовать всем правилам строгого почитания родителей и прочих старших по возрасту людей. Каждому члену казачьей общины с детства должны были быть привиты соответствующие взгляды на предмет нравственных и религиозных отношений.

При советской власти традиционные общественно значимые функции государственной службы казачества оказались не востребованы. В 20-е - 30-е годы XXвека большевистское правительство применяло репрессивные меры расказачивания для борьбы с казачеством, часть представителей которого оказало сопротивление реформам новой власти. В итоге данная политика привела к массовому истреблению казачества, искоренению его традиций, образа жизни.

В 1989 году декларацией Верховного Совета СССР было закреплено право российского казачества на реабилитацию в качестве репрессированного народа.

Пятнадцатого июня 1992 года был издан Указ Президента РФ «О мерах по реализации закона Российской Федерации ,,О реабилитации репрессированных народов" в отношении казачества», постановивший осудить политику репрессий, произвола и беззакония в отношении казачества и его отдельных представителей в целях его реабилитации как исторически сложившейся культурно-этнической общности [9].

Шестнадцатого июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации, основываясь на вышеуказанной декларации и нормах международного права, издал Постановление № 3321-1 «О реабилитации казачества» [10]. Так было положено начало процессу возрождения российского казачества.

В 1994 году постановлением Правительства РФ были приняты «Основные положения концепции государственной политики по отношению к казачеству» [11]. В рамках данной концепции получило признание положение о том, что возрождение традиционной для России государственной службы казачества является одним из элементов становления новой российской государственности, укрепления ее безопасности.

Третьего июля 2008 года Президентом РФ Д. Медведевым была принята новая «Концепция государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества», которой определены основные аспекты развития государственной политики Российской Федерации по возрождению казачества. В рамках данной концепции определяются также задачи российского казачества в области государственной службы, взаимодействия казачества и казачьих общин с органами государственной и муниципальной власти.

Целями государственной политики в области регулирования отношений с казачеством, согласно положениям новой концепции, являются становление государственной и иной службы российского казачества, возрождение и развитие его духовно-культурных основ. В рамках реализации стратегии возрождения российского казачества власти признали необходимость создания и поддержания финансовых, правовых и иных механизмов с целью оптимизации протекания вышеуказанного процесса.

На начало 2010 года, согласно оценкам экспертов, в России насчитывается около 7 миллионов человек, причисляющих себя к казачеству. Общая численность членов войсковых казачьих обществ - более 700 тысяч человек. Необходимо отметить также, что в России действуют казачьи кадетские корпуса, существуют казачьи классы в общеобразовательных учреждениях.

В целом процесс возрождения казачества в своем развитии сложен и противоречив. Восстановить казачество как систему и социальный институт, с учетом всех его традиционных особенностей, сегодня не представляется возможным.

К примеру, скажем, если в рамках реализации концепции возрождения руководствоваться целью, направленной на восстановление государственно-административных образований казачества, то это потребует пересмотра состава субъектов Федерации и изменения их границ. Очевидно, что реализация подобной цели как в политическом, так и в правовом ее аспекте даже гипотетически представляется чрезвычайно сложной.

Однако в рамках действующей Конституции может быть эффективным возрождение казачьего станичного местного самоуправления, основанного на императивных конституционных принципах местного самоуправления.

Что касается духовных основ возрождения казачества, то очевидно, что решать проблемы этой культурно-этнической общности сегодня, исключив из сферы внимания анализ специфических особенностей ее самосознания, не представляется возможным.

Следует помнить, что процессы консолидации в казачестве происходят сейчас на политизированной основе. Следовательно, определяющими элементами самосознания этой общности выступают, прежде всего, социально-политические и социально-экономические доминанты. Это, в свою очередь, позволяет установить, что современные потомки казаков воспринимают себя как реальную социальную общность,   детерминированную   объективными   факторами   кровного родства, проживания на исторически заселенных казаками землях, необходимостью защиты от внешней и внутренней угрозы и т. д. В силу сложившихся тенденций ментального плана внутри анализируемой общности наличествует представление об определенном стандарте, соответствующем исторически сложившейся специфике духовности казаков.

В этой связи можно считать естественной реакцию нового казачества, проявляющуюся в формировании своей организации полузакрытого типа, в рамках которой предполагается сохранить остатки традиционализма. Так, в течение ряда последних лет в казачьем движении уже со всей очевидностью прослеживается некая идентичность внутренних (духовных) аспектов казачьего самовыражения.

Идеи равенства, традиционализм, преемственность и поощрение прошлой целесообразности, причем совершенно независимо от соответствия всех этих принципов сегодняшней социальной реальности, - вот то, что пронизывает содержание духовности казачества. Итак, очевидно, фундамент единого мироощущения казаков составляет опыт прошлых поколений, воспринятый ныне их потомками.

Как видим, чрезвычайно важным сегодня представляется подход к возрождению основ казачьей духовности и культуры в целом. Возрождение казачества, будучи изначально ориентированным на восстановление своего культурного духовного потенциала, в наши дни должно способствовать тому, чтобы выявить все лучшие внутренние качества этой социально-культурной общности и, не разрушая культурной преемственности и традиционных устоев казачьего образа жизни, привнести в современность наиболее совершенные веками культивировавшиеся образцы духовности.

Таким образом, возрождение казачества видится на пути реализации комплексного подхода к решению проблем казачьего движения.

Принимая во внимание, что казачье возрождение в России в своей основе исходит из опыта прошлой целесообразности, следует четко дифференцировать положительный потенциал казачьих традиций и устаревшие нормы казачьего образа жизни.

Демократические правовые способы регуляции норм казачьей жизни соответственным образом будут способствовать очищению самосознания казачества ото всех негативных и деструктивных его проявлений.

Очевидно, что возрождение казачества не должно идти вразрез с современными тенденциями развития экономической, социально-политической и культурной жизни России.

С целью формирования адекватного образа казачества и отношения к нему со стороны общественности необходимо способствовать расширению информационного пространства в освещении проблем казачьего возрождения.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1.       Скорик А. П. Возникновение казачества как этноса: изначальные культурные традиции. Новочеркасск, 1992.

2.       Заседателева Л. Б. Специфика культурно-бытового уклада северокавказского казачества конца XIX - начала XX века // Археологические и этнографические исследования Северного Кавказа. Краснодар, 1980. С. 111-116.

3.    Андреев А. П. Казачье движение в России: основные тенденции и

противоречия современного развития // Проблемы истории казачества: сб. науч. тр. Волгоград: Изд-во Волгогр. ун-та. 1995. С. 249-258; Таболина Т. В. Казачество: формирование правового поля: в 2 т. М., 2001.

4.       Шаповалова Е. И. Социально-философские проблемы возрождения и становления современного казачества. Пятигорск: РИА - КМВ, 2010.

5.       История Дона с древних времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Ростов-н/Д: Изд-во Рост. гос. ун-та, 1965.

6.       Потто В. А. Два века терского казачества: репр. изд. Ставрополь: Кавк.

б-ка, 1991.

7.       Там же.

8.       Заседателева Л. Б. Указ. соч.

9.       О мерах по реализации закона РФ «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества: Указ Президента РФ от 15 июня 1992 г. // Рос. газ. 1992. 18 июня. С. 4.

10.   О реабилитации казачества: Постановление Верховного Совета РФ от 16 июля 1992 года // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1992. № 30. С. 2262-2263.

11.   Основные положения концепции государственной политики по отношению к казачеству // Собр. законодательства РФ. 1994. № 3. С. 210.

Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 03 — ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
  • ВАК РФ: 07.00.00
  • УДK: 93/94
  • Указанные автором: УДК: 13+323.1



Научная библиотека КиберЛенинка: http://cyberleninka.ru/article/n/traditsionnye-osnovy-istoricheskogo-razvitiya-kazachestva-i-ego-vozrozhdenie#ixzz3ZJlQ9Wvv

Прочитано 5035 раз